Центр тибетской медицины 'Кунпен Делек Менкан' - Дарующий благо и полезный для всех
Будда медицины
Loading

Библиотека

Основные концепции китайской психиатрии и неврологии

ЕДИНСТВО МАТЕРИИ, ЭНЕРГИИ И ДУХА

(Основные концепции китайской психиатрии и неврологии)

Нас никогда не удивляет, а, наоборот, всегда отрезвляет, когда мы обнаруживаем, что мно­гое из того, что мы пеним как современное до­стижение, существовало раньше и что многое из того, что мы осмеиваем как устаревшее и постыдное, все еше преследует нас.

Фредерик Редлих и Дэниэл Фридмэн. Теория и практика психиатрии




Единство души и тела в китайской медицине

Еще 50 лет назад в западной медицине преобла­дало мнение, что психика мало влияет или совсем не влияет на болезнь тела. Со временем многие за­падные врачи стали полагать, что психическое со­стояние больных все же оказывает некоторое влия­ние на физическое состояние, вследствие чего был введен термин «психосоматический». Сейчас ситуа­ция прямо противоположная. Некоторые врачи дош­ли до того, что стали считать, что болезнь (может быть, только за исключением травм в результате аварий) - это функция психики.

В китайской медицине душа и тело, или психика и сома, всегда рассматривались как органичное це­лое. На физическое состояние всегда действует пси­хика, и психическое состояние тоже самым тесным образом связано с телом. Интеллектуальная деятель­ность человека страдает, если он плохо себя чув­ствует; подобным же образом нарушается его фи­зическое здоровье, если что-то отрицательно влия­ет на его психику и эмоции.

Поскольку.1 в китайской медицине не делается резкого различия между физическими и психичес­кими нарушениями, болезни - например, болезни мозга, сердца или психические и эмоциональные заболевания - не подразделяются на категории. Не­врологические и психические нарушения широко известны как болезни сердца, поскольку сердце в китайской медицинской философии - вместили­ще сознания и эмоций.

Поэтому, хотя психиатрия, которая включала лечение неврологических заболеваний, достигла очень высокого уровня в китайской медицине, в Древнем Китае психиатры не были выделены в отдельную про­фессиональную группу. Удивительно не то, что пси­хические (а также неврологические) заболевания вра­чи-терапевты лечили как физические болезни, а то, что это лечение обычно было успешным.

В то время как часто западный диагноз представ­ляет собой всего лишь предположение даже в на­стоящее время и лечение проводится наобум, в ки­тайской медицине разработаны сложные и эффек­тивные системы диагностики и лечения. Западу есть чему поучиться у китайской психиатрии.


Недостатки западной психиатрии

Из-за недостаточного понимания того, как ра­ботает китайская медицина, многие считают ее не­научной, а западную - воплощением научной ме­дицины. В этом отношении очень показателен при­мер, как китайские и западные врачи обычно диагностируют и лечат своих пациентов. Прист и Вул-фсон в своем очень авторитетном труде «Учебник психиатрии», который выдержал несколько изда­ний, говорят о западной диагностике в психиатрии следующее: «То, как ставится диагноз, можно про­иллюстрировать на примере с воображаемой паци­енткой на приеме у врача с жадобами на учащен­ное сердцебиение. Она страдает также дрожанием, мышечным напряжением, тревожностью и избы­точным потоотделением. Можно предположить, что она находится в состоянии тревожности. Было бы опасно делать такое заключение на этой стадии, без дальнейших вопросов. Предположим, что в процес­се беседы она признается, что у нее плохое настро­ение, нет сил, она чувствует какую-то безнадеж­ность, она очень похудела, потому что совсем нет аппетита, она просыпается очень рано и ее пресле­дуют суицидальные мысли. Теперь врач будет дока­зывать, что наиболее вероятным ему кажется диаг­ноз депрессивного заболевания (для которого, как известно, характерны симптомы тревожности).

Он радикально изменит мнение, если она еще скажет, что страдает слуховыми галлюцинациями: слышит голоса, обращающиеся к ней в третьем лице, и чувствует, что ее действия контролируются таинственной машиной, находящейся в подвале. Врач будет убежден, что она страдает шизофренией.

Этот диагноз был бы приемлемым, если бы было установлено, что она страдает функциональной пси­хической болезнью. Однако любой симптом психи­ческой болезни может быть результатом органичес­кой болезни мозга. Поэтому необходимо исключить наличие болезни мозга, прежде чем ее галлюцина­ции и пассивность будут приняты в качестве дока­зательства шизофрении».

Несмотря на подчеркнутую объективность и ко­личественные данные в западной науке, описанный диагноз полностью основан на субъективном сужде­нии. В большинстве случаев западное психиатричес­кое лечение тоже полно неопределенностей. Основ­ные формы лечения психических расстройств - пси­хохирургия, химиотерапия, электроконвульсивная терапия, психотерапия и терапия поведения. Вот что говорит Элтон Б. Макнейл о психохирургии:

«Это была печальная глава в истории сомати­ческой терапии, глава, написанная теми, кто ре­шил, что для "лечения" психического заболева­ния необходима психохирургия. Вскрытие черепа для того, чтобы выпустить злых духов, практико­валось с самого начала истории цивилизации, к сожалению, и в наше время проводятся подобные сложные операции... За короткий период расцвета психохирургии (приблизительно 15 лет) тысячи и тысячи больных подверглись этим операциям, став в результате пассивными созданиями с повреж­денной психикой, - так за счет отдельных боль­ных была решена культурная проблема».

С 1950-х годов использование психотропных ле­карственных средств для регулирования настроения и контроля над психическими расстройствами дос тигло фантастических масштабов. Однако предполо­жение о наличии прямой зависимости между химией и поведением было признано наивным, поскольку быстро стало очевидным, что поведенческие послед­ствия в результате приема психофармакологических препаратов часто оказывались неустойчивыми и непредсказуемыми. Если бы побочные эффекты при­менения этих лекарственных средств были более ши­роко известны, многие люди обратились бы к альтер­нативному лечению. Например, большая часть фено-тиазиновых и нефенотиазиновых нейролептиков, основных транквилизаторов, вызывают аменорею (прекращение менструаций на длительный период), бесплодие и паркинсонизм (прогрессирующие на­рушения центральной нервной системы)! Даже три-цикличные антидепрессанты, признанные как круп­ное достижение в лечении депрессии, вызывали ухудшение зрения, учащенное сердцебиение, низ­кое кровяное давление, мелкоразмашистое дрожа­ние конечностей и сердечные приступы.

Несмотря на множество недостатков, электро­конвульсивная терапия, или, как многие предпо­читают ее называть, «электрошок», - обычная прак­тика многих психиатров. В 1992 г. федеральная про­грамма медицинского страхования Соединенных Штатов для пожилых людей и инвалидов оплатила 101 854 сеанса электроконвульсивной терапии по сравнению с 88 847 сеансами в 1986 г. По данным Национального института здравоохранения Соеди­ненных Штатов 1992 г., каждый год в Америке се­ансы электроконвульсивной терапии проводятся для 110 тыс. человек.

Все же «теорий о том, каков механизм электро­шока при лечении для изменения познавательнойспособности, восприятия, эмоций и поведения, много: они противоречивы и сбивают с толку». Кро­ме этого, пациенты вынуждены мириться с такими побочными эффектами, как амнезия (потеря памя­ти), и иногда существует риск переломов и сердеч­но-сосудистых дисфункций.

Психотерапия, один из разделов психоанализа Зигмунда Фрейда, заключается, во-первых, в том, что врач разговаривает с пациентом до тех пор, пока у больного не исчезнут эмоциональные и поведен­ческие нарушения, У этого метода два недостатка. У пациентов с психическими проблемами вряд ли есть необходимый языковый и концептуальный кон­троль или достаточная ясность ума для того, чтобы у них появлялся инсайт, необходимый для понима­ния ошибок в эмоциях или поведении, что требует­ся для их преодоления.

Во-вторых, врач представляет проблемы боль­ного в менее неприятном свете, чтобы пациент при­нял то, что не мог принять раньше. Однако если бы пациент мог принять свои неприятные ситуации, его проблемы не стояли бы у него на первом месте. Даже если врачу и удастся убедить его принять эти ситуации, облегчение будет только временным и проблемы вскоре снова всплывут на поверхность, потому что они для него неприемлемы.

В то время как психотерапия - это «терапия раз­говора», бихевиоральная терапия - это «терапия действия», и существует она недавно, с 1960-х го­дов. Ее развитие - это реакция на психотерапию, которую некоторые психиатры считают неэффек­тивной. Приверженцы бихевиоральной терапии убеждают: то, что считается невротическими или психическими нарушениями, на самом деле искаженное паттернами плохо адаптирбванное или не­адекватное поведение, и оно может быть скоррек­тировано систематическим переучиванием.

Хотя бихевиоральная терапия в настоящее вре­мя - популярная и распространяющаяся форма психиатрического лечения в западных обществах, ее основная презумпция (предположение) необя­зательно и неполностью истинна. В то время как некоторая или даже большая часть системы поведе­ния - результат научения, нельзя отрицать, что существенными причинами психических и эмоци­ональных нарушений выступают такие физические факторы, как гормональный дисбаланс и дефекты мозга.

Типовое поведение, установленное врачами, может находиться под влиянием культуры, и ис­пользование наказания в качестве мощного сред­ства исправления нежелательного поведения затра­гивает морально-этические ценности.

Более того, многие психиатры задаются вопро­сом, действительно ли это лечение подавляет не­врозы и психозы пациентов с помощью навязанно­го поведенческого паттерна наподобие того, как мы облегчаем лихорадочное состояние, применяя боль­шие дозы аспирина. Температура снижается, но бо­лезнь остается. «Так же как психотерапия, поведен­ческая терапия неэффективна при более серьезных психических заболеваниях типа шизофрении и нар­комании или при таких органических мозговых син­дромах, как амнезия (потеря памяти) и деменция (слабоумие)».

При таких недостатках диагностики психических заболеваний и их лечения, а также при увеличива­ющихся стрессах современной жизни неудивительно, что частота и преобладание психических забо­леваний в западных обществах вызывают большую тревогу.

Цель обсуждения изложенных недостатков - не принижение западной психиатрии, а стремление показать, что изучение китайской психиатрии, о которой многие думают, что ее просто не существу­ет, может быть очень полезным для Запада.

Основные понятия китайской психиатрии

Полезно вспомнить, что китайцы признают пси­хические расстройства, но не отделяют их от физи­ческих заболеваний. Они также не классифицируют по категориям психиатрические и неврологические нарушения.

Следовательно, все знания и приемы, исполь­зуемые для лечения болезней тела, такие как гар­мония инь-ян и системы меридианов, фитотера­пия и акупунктура, также применимы для лечения психических расстройств. Следующие понятия важ­ны для хорошего понимания психического (вклю­чая неврологическое) здоровья.

1. Единство сомы и психики

Китайские медицинские философы, так же как и философы в других областях, всегда подчеркивали единство сомы и психики. Китайские мастера учили, что тело живо благодаря психике и психика работает благодаря телу. Во «Внутренней классике медицины» подчеркивается: «Чтобы питать психику, мы должны понимать размер, природу и физиологию тела».

 2.     Единство материи, энергии и духа

Аналогично единству психики и тела существу­ет единство материи, энергии и духа. Материя, или дзын, относится к тончайшему материалу, состав­ляющему физическое тело. В соответствии с запад­ной терминологией, это субатомные частицы, из которых состоят все части нашего тела.

Энергия, или ци, -- это жизненная сила, руко­водящая всеми нашими внутренними и внешними движениями, включая бесчисленные мельчайшие физиологические и психические процессы, кото­рые часто воспринимаются как сами собой разуме­ющиеся.

Дух, или шэнъ, - это психика, или сознание, направляющее и контролирующее нашу материю и энергию. В метафизическом или духовном контек­сте это ваша сущность. Материя без энергии - это просто масса вещества: материя и энергия вместе подобны работающей машине; именно дух делает человека человеком, почти божеством. Материя, энергия и дух - это не три отдельные составляю­щие человека, работающие вместе; это три тесно связанных между собой аспекта одного органично­го целого.

3.      Сердце - это вместилище сознания и эмоций

В то время как некоторые нейрохирурги гадают, существует ли сознание как нечто отдельное или это просто функция мозга, китайские врачи не со­мневаются в том, что сознание - это реальность и что его вместилище - это сердце, а не мозг.

Интересно заметить, что современное населе­ние Запада полагает, что мозг - это вместилище сознания и косвенно - эмоций; все остальные на роды, включая египтян, индийцев, арабов, жите­лей Южной Америки, а также средневековые евро­пейцы всегда считали, что вместилищем сознания и эмоций служит сердце (хотя некоторые люди, жившие в Елизаветинскую эпоху, во времена Шек­спира, верили, что местонахождение сознания и эмоций - печень). Не думайте, что эти люди были невежественны и не знали о существовании такого органа, как мозг.

Китайцы, как и другие великие народы, в древ­ние времена уже обладали подробными и правиль­ными знаниями о головном мозге, но в целом они считали его чем-то вроде мощного компьютера, хотя в Древнем Китае в действительности велись споры, является ли вместилищем сознания сердце или мозг.

4. Ответственность за поддержание здоровья лежит на сознании

Китайские медицинские философы и ученые с давних пор понимают важность единства души и тела, они подчеркивают, что в их подходе к лече­нию болезней и укреплению здоровья большую роль играет сознание, а не тело. Медицинская аксиома гласит: «Чтобы упорядочить форму, сначала нужно упорядочить дух; чтобы развить тело, сначала нуж­но развить сознание».


5. Значение добродетели в развитии сознания

Древние китайские мастера, как религиозные, так и светские, подчеркивали, что в развитии на­шего сознания для достижения здоровья и долголе­тия очень важно развивать добродетель. В «Каноне Желтого императора о внутренней медицине» го­ворится: «Вредные желания не должны искушать его глаза; сексуальные искушения не должны двигать его сердцем; знающие, но не высокомерные; не привязанные к материальной собственности: таким образом, в соответствии с Дао он может прожить до ста лет. тем не менее его движения не нарушены и его добродетель не запятнана*.

Эти понятия создают философскую основу для китайской психиатрии и неврологии. Например, вера в единство души и тела объясняет, почему китайцы не делают различия между психическими и физи­ческими болезнями, а их доктрина о сердце как о вместилище сознания, контролирующего все дру­гие органы, включая головной мозг, позволяет эф­фективно лечить неврологические нарушения, та­кие как эпилепсия и гемиплегия. используя систе­му меридианов. Эти понятия помогают по-другому взглянуть на некоторые аспекты здоровья и меди­цины. Западные ученые могут счесть полезным ис­следовать вопрос, не являются ли их безуспешные попытки найти решение многих медицинских про­блем, таких как рак и дегенеративные болезни, след­ствием того, что они игнорировали неделимое един­ство сознания и тела.

Если мы сможем принять это единство, станет ясно, что исключительно упрощенный и механис­тический подход в западной медицине, такой как, например, подробное изучение отдельных клеток (что само по себе полезно) вместо изучения боль­ного как единого целого организма и сознания, не может быть удовлетворительным в практическом применении, поскольку он построен на ложной посылке.

С оптимизмом можно утверждать, что многие успехи в китайской медицине, так же как и в дру­гих альтернативных системах исцеления, в лечении так называемых неизлечимых болезней возможны, потому что они принимают во внимание огромное влияние сознания больных в процессе восстановле­ния и укрепления здоровья.

Пятая концепция, изложенная выше, то есть значение добродетели в укреплении здоровья и ис­целении, некоторым людям покажется наивной. Может быть, если мы будем знать, что совет из «Канона Желтого императора о внутренней меди­цине» был дан Ч и По (Ци Бо) императору-фило­софу Хуан Т и (Хуан Ди), мы не будем так высоко­мерно относиться к древней мудрости и начнем по­нимать, что многие современные психические и физические проблемы, такие как депрессия, фобия, гипертензия и язва желудка. - результаты уступок вредным желаниям, сексуальным искушениям и привязанности к материальной собственности.

В то же время Ци Бо не призывал нас к пури­танству; и он и другие мастера советовали быть умеренными и добродетельными в повседневной жизни.

Этиология психических и неврологических заболеваний

Хотя у болезней, психических и остальных, су­ществует множество разных причин, их можно раз­делить на три группы, а именно: внешние причины «шесть зол»,-внутренние причины «семь эмоций» и не внешние-не внутренние причины.

Внешние причины, такие как «холод» и «жар», могут соответственно снижать действенность иммун­ной системы пациента или усиливать у него обмен ные процессы, приводя к таким психотическим со­стояниям, как депрессия и истерия. В более серьез­ных случаях «ветер» и «огонь», например, могут вызывать неврологические нарушения, такие как апоплексия и деменция.

Не внешние-не внутренние причины, типа не­нормального образа жизни и недостаточного сна, могут привести к параноидальному состоянию и галлюцинациям. Тем не менее внутренние причины «семи эмоций» - самые значительные, насколько это касается психических и неврологических нару­шений. Они также связаны с психосоматическими заболеваниями, такими как гипертензия, язва и сексуальные расстройства.

«Семь эмоций» - это радость, гнев, меланхо­лия, беспокойство, печаль, страх и шок. Конечно, спектр человеческих эмоций безграничен; эти семь - всего лишь репрезентативные типы.

Эти семь типичных эмоций нормальные и обо­гащающие нашу повседневную жизнь. Они стано­вятся болезнетворными факторами, только в том случае, когда они в избытке или отрицательно воз­действуют на человека. Предварительное объясне­ние относительно семи эмоций как внутренних при­чин болезней было дано в главе 10. Китайские уче­ные-медики давно открыли, что энергии этих эмоций определенным образом влияют на различ­ные органы и вызывают характерные реакции.

Радость обычно воздействует на сердце. Если ра­дость избыточна или отрицательна, она рассеивает энергию сердца, в результате возникают наруше­ния духа или сознания, вызывая учащенное серд­цебиение, бессонницу, истерию, манию, потерю сознания и даже смерть.

Примером отрицательной радости служит чув­ство удовольствия при виде неприятностей или стра­даний других людей.

Когда мы говорим, что радость действует на сер­дце, это не означает, что она не действует на дру­гие органы; просто сердце больше, чем другие орга­ны, подвергается воздействию энергии, произво­димой радостью. Это объяснение применимо ко всем другим эмоциям и органам в описании, приведен­ном ниже.

Гнев влияет на печень, вызывая застой энергии, и результатом может быть потеря аппетита, блед­ность лица, холодные конечности, потеря созна­ния и смерть. Человек, предрасположенный к про­явлению гнева, обычно нетерпелив и раздражите­лен, обычно эти черты характерны для тех, кто страдает раком желудочно-кишечного тракта. Зна­чительный застой энергии в печени может привес­ти к деменции (слабоумию). Гнев также вызывает повышение энергии в печени, в результате чего развиваются мания и гипертензия.

Меланхолия действует на легкие, уменьшая их энергию. Это приводит к депрессии и тревожности, а также к появлению кашля, рвоты, бессонницы, запора и половой импотенции. Тяжелые случаи ме­ланхолии вызывают деменцию (слабоумию) и рак. Поскольку легкие тесно связаны с сердцем, мелан­холия, поражающая легкие, может подействовать и на сердце. Поскольку недостаток энергии сердца приводит к ‘эпилепсии, меланхолия иногда стано­вится причиной этой болезни.

Отрицательная энергия тревожности воздействует на селезенку, вызывая застой энергии в селезенке. Это сказывается на системе пищеварения, приводя к потере аппетита, метеоризму, ухудшению зрения, уча­щенному сердцебиению, бессоннице и потере памя­ти, а также состоянию тревожности и депрессии. Тяже­лые случаи состояния тревоги могут вызвать рак. В то время как западные врачи считают, что метеоризм является результатом попадания воздуха в желудоч­но-кишечный тракт, китайские врачи полагают, что причиной служит застой энергии в селезенке.

Печаль отрицательно влияет на легкие и сердце, вызывая оттуда отток энергии. Таким образом, вер­хняя часть «обогревателя», или полость грудной клет­ки, становится горячей, и там образуется застой. Поскольку сердце тесно связано с другими органа­ми, печаль обернется психическими и психосома­тическими нарушениями, связанными с другими органами. К самым распространенным проблемам, появляющимся в результате воздействия печали, относятся кашель, туберкулез легких, бессонница, потеря аппетита, эпилепсия, депрессивный невроз, депрессивный психоз, инволюционная меланхолия, навязчивые состояния и суицидальный синдром.

Страх вызывает снижение энергии и влияет на почки. Это может послужить причиной таких пси­хосоматических заболеваний, как неконтролируе­мые процессы дефекации и мочеиспускания, диа­рея, непроизвольная эякуляция и импотенция или таких психотических состояний, как тревожность и различные фобии. Если жизненную энергию не уда­ется восстановить в тяжелых случаях, следствием может быть шизофрения, эпилепсия или судороги.

В результате шока поражаются сердце и желч­ный пузырь, при этом энергия хаотически рассеи­вается. Это вызывает дисбаланс энергии и кровото­ка. К заболеваниям, связанным с шоком, относят ся учащенное сердцебиение, бессонница, потеря сознания, судороги и различные виды фобий. Шок, как и страх, влияет на почки, вызывая соответству­ющие нарушения.

У некоторых читателей может возникнуть воп­рос: «Каким образом китайским мастерам стало из­вестно, что радость оказывает влияние на сердце, гнев - на печень, а не наоборот, или на другие органы? Откуда они знают, что меланхолия может быть причиной деменции и рака, а беспокойство вызывает застой энергии в селезенке?» Это право­мерные вопросы.

То же самое, если кто-нибудь, мало знакомый с западной медицинской философией, задаст вопрос: «Каким образом западные специалисты узнают, что депрессия - это поглощение агрессии, а мания - защитный механизм, предотвращающий депрессию, а не наоборот, или какие-то другие физиологичес­кие или психологические процессы? Откуда они знают, что дефект головного мозга может вызвать эпилепсию, определенное вещество - рак, а бес­покойство - учащенное сердцебиение, потоотде­ление и дрожание?»

Однако китайцы более «научны» в своих откры­тиях. В то время как большая часть ответов западных врачей на заданные вопросы все же умозрительна, вся информация о болезнях накоплена китайцами на протяжении веков путем эмпирического изуче­ния и подтверждена применением на практике в течение такого же длительного времени.

Например, когда бы китайский врач ни осмат­ривал своего пациента (проверяя пульс, изучая вне­шние симптомы на теле и т. п.), когда больной ве­сел, врач обнаружит, что у него проблема именно с сердцем, а не с печенью или с другими системами. И если он устраняет чужеродный «огонь», находя­щийся у него в сердце и вызывающий манию или истерию, и восстанавливает энергию сердца, его пациент, страдающий манией или истерией, вско­ре почувствует улучшение.

Понятно, что читатели, не знакомые с китайс­кой медицинской философией, сочтут это объяс­нение экзотическим. Приводимая далее концепция должна показаться даже более интересной.

В соответствии с китайской медицинской фило­софией пять цзан, накопительных органов, также служат вместилищами высших сил. В сердце находит­ся «дух» (шэнь); в печени - «душа» (хунь); в селезен­ке - «воля» (и); в легких - «сознание» (по); в поч­ках - «намерение» (чжи). Следует заметить, что это не метафизическая, а медицинская концепция.

Эта концепция еще больше укрепляет веру в то, что наша душа не заключена в головном мозге, а рассеяна по всему телу и особенно сосредоточена в пяти органах цзан. Этим, возможно, объясняется, почему, когда некоторые нейрохирурги (подобно хорошо известному Ричарду Рестаку, воскликнув­шему: «Просто ничего нет, чтобы доказать, что су­ществует что-нибудь, кроме мозга, взаимодейству­ющего с некоторыми аспектами внешней или внут­ренней реальности») делали операции на мозге, они не могли найти сознание.

Более того, разные термины, обозначающие нашу душу -- дух, душа, воля, сознание, намере­ние, - предполагают многие и разные аспекты на­шего сознания, такие как восприятие, память, ум, воображение, визуализация, концептуализация и интуиция.

Поэтому в то время как западные нейрохирурги делают операции на головном мозге, чтобы кор­ректировать его дефекты (или то, что они прини­мают за дефекты), причем зачастую эти операции не достигают результата, китайцы работают над неврологическими нарушениями, используя систе­мы меридианов, не прибегая к операциям на мозге.

Например, эпилепсию успешно лечат, устраняя блокировку энергий в сердце и почках, чтобы эти энергии свободно текли к мозгу и в обратном на­правлении.

Новые, интересные открытия могут быть сдела­ны при исследовании, является ли мозг, как пола­гали древние китайцы, компьютером, регулирую­щим потоки информации и оглушения, текущие по направлению ко всем органам нашего обладающе­го чувствительностью тела и обратно, а не мощной концентрацией всех наших эмоции и умственных способностей.

За исключением нейрохирургии, которая теперь менее популярна, поскольку часто превращает боль­ных в людей, живущих растительной жизнью, все основные методы влечения в западной психиатрии, такие как химиотерапия, электроконвульсивная те­рапия, психотерапия и бихевиоральная терапия, на самом деле существуют в китайской медицине, но только со значительными отличиями.

В китайских методах нет недостатков и побочных эффектов западной терапии. Более того, китайские методы обычно менее дорогие, более эффективные и с более быстрым результатом. Они лечат пациента в целом, часто попутно избавляя его от психосома­тических болезней.

Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека