Центр тибетской медицины 'Кунпен Делек Менкан' - Дарующий благо и полезный для всех
Будда медицины
Loading

Библиотека

Единство Махамудры и Дзогчен

Комментарий Чоки Нима Ринпоче на текст йогина Карма Чагмей

Песнь устранения препятствий с пути возникающих переживаний


 Чоки Нима  Единство Махамудры и Дзогчен

 

Вводные учения


Эмахо!

Сейчас, когда многие учат устным наставлениям,

Есть немало людей, обладающих каким‑то частичным знанием.

Но проявления этой жизни заманчивы и соблазнительны,

И из‑за того, что люди не принимают к сердцу мысль

о непостоянстве и смерти,

Есть много тех, чьё знание остаётся просто теорией.

Хотя они получают много наставлений, они упрямы и равнодушны.

Не стыдясь грехов, они действуют подобно любому

простому человеку.

 

Эмахо - это выражение, которое значит: «Как удивительно!».

 

Сейчас есть много учителей, которые дают краткие и простые устные наставления. Это могут быть наставления по Махамудре и Дзогчену, или Шести Йогам и так далее. Есть всего несколько учителей и находятся они в разных местах. В результате многие получают лишь части учений и приходят к обрывочному знанию Дхармы.

Проявления этой жизни заманчивы и соблазнительны. По‑тибетски эта фраза звучит как «искусны в обманчивости». Обладая только частичным знанием учений Дхармы, люди из‑за своей доверчивости и склонности к переменам, легко попадают под влияние восьми временных несвободных условий

Проявления этой жизни заманчивы, и мы наивны, не принимая к сердцу мысли о смерти. Если мы не принимаем всерьёз мысли о нашей собственной смерти, мы легко можем стать жертвой лени и откладывать практику «на потом» . Но, приняв к сердцу мысль о смерти и непостоянстве, мы не захотим попусту тратить время. Зная, что мы обладаем просветлённой сущностью, нам также должно быть известно, что, применив на практике наставления, полученные от компетентного учителя, мы сможем достичь полного просветления. Но если мы отвлекаемся на явления этой жизни, то все наши знания о практике остаются просто теорией.

 

Те, кто получают учения, только критикуют ошибки других.

Это потому, что у них отсутствует отречение, основа медитации.

Если ты знаешь путь и не следуешь по нему,

То это всё равно, что не иметь возможности

посетить Храм Джо во.
 

Возможно и такое, что, получив множество наставлений, некоторые всё же остаются упрямыми и равнодушными. Например, буйвол, которого постоянно бьют, уже не реагирует на плётки. Поняв, что побои ничего не меняют, буйвол откажется двигаться и упрётся. Точно так же, когда мы вначале слышим много учений, мы полны энтузиазма к учёбе, очень прилежны и стремимся к пониманию. Но по прошествии времени мы обнаруживаем, что настолько часто слышали о драгоценном человеческом теле и непостоянстве, что уже сыты по горло и устали от этого. Мы так много слышали о пустоте, что начинаем думать: «Несомненно, все вещи пустотны, и это, скорее всего верно. Ну и что с того?».

Так, мы пресыщаемся, становясь равнодушными и упрямыми, и на самом деле не принимаем учений к сердцу. В нашем понимании Дхарма остаётся просто сухими словами. Мы не применяем учений, не стараемся избегать проступков, и наши действия остаются такими же, как у обычных людей. Поскольку в нас нет отвращения и отречения, основ медитации, не важно, сколько учений мы получили, мы всё‑таки критикуем других и высматриваем их недостатки.

Следующие две строки говорят о путешествии в Лхасу. Этот текст был написан в Кхаме, в восточном Тибете, поэтому использован пример, связанный с посещением Храма Джово, знаменитой святыни, которая находится в Лхасе. Если знать, как туда добраться, но не идти по намеченному пути, то как можно вообще посетить Храм Джово? Точно так же, если мы получили учения и знаем, как практиковать, чтобы достичь просветления, но при этом не в состоянии применить своих знаний, - возможность нашего продвижения исключена.

 

В этом отношении, люди обладают высшими,

средними и слабыми способностями.

Человеку высших способностей нет необходимости

отказываться от мирских дел,

И он может практиковать, совмещая мирские дела с практикой.

Царь Индрабодхи показал пример, как использовать

чувственные удовольствия на пути, не отказываясь от них.
 

Разные люди обладают разными способностями: высшими, средними и слабыми. Людям высших способностей нет необходимости отвергать или отказываться от любых мирских дел этой жизни. Царь Индрабодхи обладал именно такими высшими способностями и был человеком, чьё понимание и освобождение произошли одновременно.

В Тибете, к примеру, Марпа Переводчик (Лоцава) не имел духовного сана. У него была жена, семья, домашнее хозяйство и ферма, и, тем не менее, он никогда не отвлекался от практики воззрения Махамудры. Он умудрялся соблюдать все свои мирские обязанности, оставаясь при этом в неизмышлённом уме. И так, за одну человеческую жизнь он достиг того, что в Дзогчене называется «истощением крннепций и явлений». Махамудра называет это достижением «царского трона Дхармакаи». Люди высших способностей могут и должны практиковать именно так.

Тот, кто способен практиковать именно таким образом, должен делать это, не подпадая под влияние тревожащих эмоций гнева, привязанности и заблуждения. Если вы можете совмещать свои мирские дела с практикой, при этом, не задейсвуясь ими и не становясь обычным человеком, поддерживая воззрение Махамудры или Дзогчена, тогда вы сумеете практиковать в точности как Царь Индрабодхи и Марпа, то есть, не отказываясь от чувственных удовольствий.
 

Человек средних способностей отказывается от большинства мирских дел.

Он практикует, придерживаясь поведения монаха,

И пытается найти пищу, питьё и одежду.

Это образ жизни самых учёных

и совершенных мастеров Индии и Тибета.
 

Человек заурядных способностей должен отказаться от большинства мирских дел и, возможно, даже жить в отречении, отшельником, довольствуясь лишь простой жизнью, простой пищей и одеждой, не имея дорогого гардероба, хорошей пищи или красивого шикарно обставленного дома. Не нуждаясь в большом разнообразии изысканной пищи и питья, но и не питаясь чем‑то ужасным, такой человек довольствуется простой пищей, которой достаточно, чтобы наполнить желудок. Ему или ей нужно ровно столько одежды, чтобы было тепло. Именно так жило большинство учёных и совершенных мастеров Индии и Тибета.
 

Человек слабых способностей не может достичь своих целей,

«гонясь за двумя зайцами».

Он не может заниматься и Дхармой, и мирскими делами,

И поэтому практикует, отбросив мирские заботы о пище и одежде.

Это образ жизни таких мастеров, как Миларепа и Гоцангпа
 

Так же как невозможно пользоваться иглой, у которой с обоих концов по ушку, человек со слабыми способностями не может стремиться к осуществлению целей этой жизни, и одновременно с этим практиковать Дхарму. Поэтому, учения говорят, что такой человек должен оставить все восемь мирских забот , отказавшись от привязанности к славе и выгоде, удовольствиям и похвалам, и от неприязни к их противоположностям. Он должен жить так, как жили Миларепа и Гоцангпа, которые отказались от всех забот этой жизни и сосредотачивались исключительно на практике.
 

По какому бы пути ты ни следовал, делай это постоянно.

Если ты неотступно практикуешь,

возникнут переживание и реализация.
 

Какой бы из этих трёх образов жизни вы ни выбрали: высший, подобно Царю Индрабодхи и Марпе; средний, как образ жизни совершенных мастеров; или низший, великого йоги Миларепы, вы должны его придерживаться постоянно и неотступно, а не просто какое‑то короткое время, чтобы посмотреть, как идут дела, а потом поменяв его на что‑то другое или вообще оставив практику.

Для начинающих самое главное - это усердие. Если не прилагать всех своих усилий или не продолжать упорно заниматься практикой, ничего не произойдёт. Просто не будет никакого продвижения. Реализация наступит только в том случае, если вы будете практиковать, не отступая от выбранного вами стиля практики.
 

Вследствие склада ума и способностей каждой отдельной

личности, то, что произойдёт с одним, не произойдёт с другими.

Некоторые чисты и обретут

высшие переживания и постижение,

В то время как другие после каждого переживания будут ощущать отчаяние.

Для некоторых переживания будут постепенно улучшаться всё больше и больше.

Но теперь я объясню шаг за шагом

То, как происходят переживания
 

Как мы уже говорили, каждая личность уникальна. Люди друг от друга отличаются своими характерами и наклонностями, физическим строением и умственными способностями. Поэтому переживания одного практикующего не обязательно такие же, как другого. У некоторых людей сразу же будут очень глубокие переживания блаженства, ясности и безмыслия. Другие же могут ощущать, что ничего не происходит, хотя мало‑помалу что‑то начнёт изменяться.

Некоторые обладают очень чистыми способностями, и у них сразу же проявятся очень высокие переживания. Другие после каждого переживания будут испытывать отчаяние. У них могут быть определённые трудности. Для некоторых, переживания будут постепенно, всё дальше и дальше, улучшаться и совершенствоваться. Теперь мы обсудим, как же возникают переживания.
 

Сначала ум не желает оставаться в покое даже на мгновение.

Он преследует всё подряд, прыгая от одной мысли к следующей.

Тогда выпрями своё тело и расслабься.

Позволь своему уму быть там, где он хочет,

сохраняя при этом бдительность.

В результате он вернётся на место и на какое‑то время успокоится.
 

Сначала, когда мы начинаем заниматься практикой Дхармы, наш ум ни на мгновение не остаётся в покое; он перескакивает с одной вещи на другую, думая о том и об этом, следуя за всем подряд. Если мы видим что‑то, мы сразу же начинаем об этом думать. Если мы слышим звук, он запускает целый паровоз мыслей. Некоторые мысли могут даже рассмешить. Ум может думать о самых невероятных и неожиданных вещах.

Мы можем подумать: «Как было бы хорошо, если бы я мог прямо в эту секунду взлететь!» или «На что похоже бессмертие?». Снова и снова мы думаем о достижении невозможного. Но если мы придерживаемся ключевых моментов правильного положения тела, то энергии, или праны будут течь свободно, и мы сможем свободно пребывать в расслабленности, спокойствии и умиротворении.

Ум будет создавать всевозможные мысли о том и этом. Позвольте ему выражаться, как ему хочется, никоим образом не препятствуя, но будьте начеку и оставайтесь бдительными. Будьте внимательными.

Парадокс состоит в том, что если мы предоставим ум самому себе, дадим ему свободно думать о том, что он хочет, - он остановится. Если же мы попытаемся управлять им и скажем: «Теперь сосредоточься. Ни о чём не думай!», - он будет думать обо всём подряд. В точности, как с обезьянкой или маленьким ребёнком, если вы ему скажете: «Тихо!», - он, конечно же, начнёт скакать и шалить; но если вы скажете ему: «Прыгай, делай всё, что хочется», - он быстро устанет и успокоится. То же самое и с умом. Итак, идея здесь в том, чтобы просто предоставить ум самому себе и позволить ему оставаться в покое.
 

И покой, и движение мыслей относится к шаматхе.

Видение их пустотной сущности есть випашьяна.

Их единство - это осознавание нераздельной целостности пустоты покоя и возникновения
 

Имеются два аспекта: покой, когда умственная деятельность стихает, так что ум остаётся в покое; и возникновение мыслей, когда происходит сильная мысленная деятельность. Оба эти аспекта относятся к шаматхе. Покой и возникновение - это всё те же концепции, но если вы исследуете: «Что спокойно? Что пребывает в покое? Что думает?», - вы обнаружите пустотную сущность, полностью свободную от любых крайностей или умственных построений. Она называется несоставным единством пустотного и познающего, випашьяной или интуитивным прозрением. Слово «випашьяна» означает «высшее видение», но «видение» здесь не подразумевает «видеть что‑то». Здесь мы совершенно за пределами «наблюдателя», «наблюдаемой вещи» и «действия видения». Это полностью за пределами всевозможных умственных построений..
 

Хотя ты и понял, что это так,

Иногда, во время практики ты возбуждаешься и чересчур оживляешься.

Твой ум приходит в восторг от одной только мысли:

«Это оно!».

В момент покоя или возникновения мыслей необходимо распознать пустотную сущность, не отдавая предпочтения ни одному из этих состояний. Если в состоянии покоя вы не отключаетесь и не засыпаете, и во время возникновения мыслей не начинаете цепляться за них, становится возможным осознать неделимое единство пустоты и познавания. Если в течение практики вы испытываете сильное чувство блаженства и захватывающее ощущение покоя, когда всё становится очень тихим и спокойным подобно разливающейся воде, вы можете ощутить возбуждение и бодрость, подумав: «Это прекрасно!». Ваш ум приходит в восторг, решив: «Это оно! Наконец‑то я достиг этого!». Но это только временное переживание.

Иногда он не остаётся спокойным,

а рассеивается и носится с места на место подобно ветру.

Хотя ты смотришь в ум, он исчезает и скрывается из вида, и ты ничего не можешь обнаружить.

Тогда ты расстраиваешься, думая:

«О, нет! Это неверно. Оно исчезло!».

В этот момент распознай возникшую мысль.

Посмотрев, откуда она пришла, где она находится и куда

исчезает, ты не обнаружишь ничего иного, кроме пустоты
 

В другом случае ваш ум может оказаться полностью рассеянным подобно листве, которую носит ветер, или подобно разлетающимся хлопьям поп‑корна при обжаривании, так, что вы чувствуете себя очень возбуждёнными и совершенно беспокойными.

В любом случае, если вы попытаетесь обнаружить ум, который всё это ощущает, он полностью ускользнёт. Он мимолётен и неосязаем; ничто нигде не может быть увидено или обнаружено. И вы расстраиваетесь, думая: «О, нет, я потерял это! Это неверно. Мой покой исчез». В этот момент попытайтесь осознать сущность возникшей мысли, пытаясь обнаружить откуда она появилась, где находится и куда она исчезает. Посредством такого наблюдения вы не обнаружите ничего, кроме пустоты.
 

Например, если ты срежешь стебель бамбука и посмотришь в него,

То поймёшь, что у всех растений бамбука стебель внутри пуст.

Точно так же, когда ты осознаешь, что одна мысль пуста,

то значит, что и все мысли точно такие же.

И нет никаких причин ликовать по поводу покоя

и огорчаться из‑за возникающих мыслей.

В точности, как нет никакой разницы между, водой и волнами,

Взгляни в сущность всего, что происходит,

Не делая различий между покоем и движением

Спокойная вода - это просто вода, но и бушующие волны - тоже вода. Вода и волны по своей природе одинаковы. Точно так же, ум, пребывающий в покое, - это просто наша концепция. Если он создаёт мысли и думает, это лишь ещё одна концепция. Поэтому не имеет никакого смысла различать между покоем и возникновением. С другой стороны, действительно важно заглянуть в сущность того, что создаёт концепции о покое. Посмотрите в сущность того, кто думает: «Сейчас есть мысли». Затем, просто оставайтесь в таковости, в обычном уме. Это самое важное.

Имеется так называемая опасность «попасть в состояние отсутствия познавания», которое может произойти во время практики шаматхи. Есть правдивая история, рассказывающая о трёх мужчинах из Кхама, которые совершали паломничество в Лхасу. По пути они остановились на привал. Один из спутников пошёл собирать дрова для костра, другой набирать воду, а третий разжигал костёр. Тот, который пошёл за дровами, пока бродил по лесу, нашёл маленькую пещерку и подумал: «Она такая удобная, зайду‑ка я внутрь и немного посижу». Он зашёл внутрь, сел, и, будучи опытным практикующим шаматхи, вошёл в такое состояние, когда исчезли все восприятия и мысленная деятельность. Так он, ничего не замечая, оставался в этом состоянии, пока двое его спутников не спохватились, что он исчез. Долгое время они звали его, но ответа не было.

На следующий день они опять искали его, но нигде не могли найти. Никто не ответил на их зов; он просто исчез. Наконец они решили, что, вероятно, он упал где‑то или его загрызли дикие животные. Он бесследно исчез. Так, они продолжили свой путь без него, дошли до Лхасы и посетили множество святых мест.

Три года спустя, возвращаясь домой в Кхам, случилось так, что они остановились на привал в том же самом месте. Один из них сказал: «Эй, похоже, мы здесь потеряли нашего друга? Давай‑ка ещё раз поищем вокруг. Может быть, мы всё‑таки найдём хоть что‑нибудь».

Случайно они наткнулись на вход в пещеру. Заглянув внутрь, им удалось увидеть освещенную струящимся солнечным светом фигуру, сидящую на полу пещеры. Один из них сказал: «Кто‑то там сидит. Может, это статуя или что‑то другое. Давай посмотрим». Они вошли внутрь и обнаружили своего друга. Один из спутников, чтобы его разбудить, стал звать его, крича ему прямо в ухо, а потом попробовал звонить в колокольчик. Они заметили, что его грудь всё ещё была немного тёплой. Постепенно он начал пробуждаться. Он увидел своих друзей и сказал: «Ну ладно, ладно. Нельзя уже посидеть несколько минут. Сейчас я принесу дров». Он и понятия не имел, что пролетело три года. Такого состояния прекращения  необходимо остерегаться.

И ещё один пример временного переживания в его отрицательном виде. Когда я жил в Румтеке, мой мастер медитации рассказал мне эту историю, произошедшую с ним самим. Когда он был молод, его учитель сказал ему оставаться в ритрите. Он сделал сначала один трёхлетний ритрит, а потом и второй трёхлетний ритрит, оставаясь в одиночестве в горной пещере. Он привык вставать ранним утром, делать подношение торма  и выполнять свои практики. Однажды ночью он заснул и проснулся с чувством, будто он спал очень мало, хотя снаружи пробивался дневной свет, и солнце уже стояло высоко в небе. Он подумал: «Это ужасно! Я ещё никогда так не просыпал!», и стал поспешно собирать свои торма и готовиться к практике, которую должен был делать.

Вскоре после этого к его пещере прискакал на коне какой‑то незнакомец и сказал: «Твоя сестра очень больна, она умирает. Ты должен немедленно к ней пойти». Тогда мастер медитации отказался: «Мне очень жаль, но я принял священный обет перед моим учителем оставаться здесь в течение трёх лет. Я не могу идти». Человек возразил: «Твоя сестра хочет видеть только тебя, потому что если она умрёт и ты не проведёшь всех церемоний, её душа будет очень несчастна, долгое время блуждая и не находя покоя. Ты должен к ней пойти. Я даже привёл для тебя лошадь».

Он взглянул и увидел лошадь, подумав при этом: «Как странно! Сюда и человеку‑то забраться довольно трудно, не говоря уже о лошади. Как это может быть?». Он спросил человека, как тот смог с этим справиться, и незнакомец ответил: «Ринпоче, мы пытались сделать всё, что могли, чтобы вы без затруднений спустились с горы». Тогда он подумал: «Если я останусь здесь, это будет эгоистичным. Если же я пойду, то это не для моей пользы, а для блага других, и моя сестра, пожалуй, очень верит в меня и очень сильно любит. Может, мне лучше пойти».

Всё же, готовясь к отъезду, он внезапно усомнился в происходящем. Он уже был готов вскочить на лошадь, когда вспомнил: «Мой гуру сказал мне, чтобы я никуда не уходил без тангки, которую он мне дал». Он вошёл в свою пещеру, чтобы взять её, вышел наружу и почти взобрался на лошадь, как вдруг всё исчезло в темноте ночи. Только звёзды оставались, сверкая в небе.

Мастер медитации испугался. В кромешной темноте он ничего не видел, поэтому он медленно заполз в свою пещеру и, дрожа от страха, сел на то место, где он обычно медитировал, думая: «Что происходит, может моя медитация идёт не так, как нужно?».

Он вознёс страстные молитвы к своим мастерам и медитировал на сострадании. На рассвете он вышел из пещеры и обнаружил, что там, где стояла «лошадь», на которую он собирался запрыгнуть, не было ничего, кроме очень крутого обрыва. После этого его медитация невероятно улучшилась.

Ощущая волнение и тревогу, расслабь тело и ум.

Испытывая вялость, неясность и притуплённость,

следует сосредоточиться и наблюдать.

Затем, в какой‑то момент, возникающие мысли уменьшатся,

И ты останешься в полном спокойствии, почти без мышления.

Даже если мысли всё‑таки будут возникать,

ты быстро возвращаешься в состояние покоя.

Это называется «достижением покоя

С помощью медитаций шаматхи и випашьяны практикующий накапливает огромное количество заслуги и в то же самое время очищается от омрачений. Возникают очевидные знаки успешной практики. Днём ощущается большая раскрепощённость, открытость и свобода, тело кажется более лёгким и удобным.

Иногда мы сердимся и расстраиваемся по довольно обоснованным причинам, но в иных случаях мы чувствуем себя унылыми и подавленными без какого бы то ни было внешнего оправдания. Практика випашьяны и шаматхи приведёт к уменьшению таких беспокойств. Мы можем сами убедиться в этом.

С обретением опыта в практиках шаматхи и випашьяны у вас исчезнут необоснованные настроения, не имеющие отношения к нашей повседневной жизни. Хотя вы всё‑таки сможете сердиться, ощущать раздражение или огорчение по серьёзным причинам, эти чувства сами собой рассеются так же быстро, как и возникли. Вы уже не будете цепляться за эти эмоции так же жёстко, как раньше.

Иногда люди, которым недостаёт устойчивости в практике, так расстраиваются, что чувствуют себя полностью сломленными, и из‑за этого падают духом. Но у тех, кто обладает стабильностью в практике, этого не происходит. Ранее мы упоминали о вспышках пяти ядов, которые прерывают практику Дхармы и уводят от нее, но после достижения некоторой устойчивости в практиках шаматхи и випашьяны, как уже здесь объяснялось, этого препятствия не возникнет.

В настоящий момент вы можете настолько расстроиться или разволноваться, что не сможете ни есть, ни спать, но с обретением устойчивости в этой практике у вас не пропадёт ни аппетита, ни сна. Конечно, время от времени вы всё же можете испытывать беспокойство, но не настолько глубоко, как прежде.

Человек, который не развил с помощью этих двух практик силы сосредоточения, находясь под воздействием отрицательных эмоций, может прийти в крайнее возбуждение, лицо его покраснеет и он почувствует жар, или же наоборот, он может ощутить холод, взмокнуть и побледнеть. Сильные эмоции могут даже привести к конвульсивным подёргиваниям мышц лица. Из‑за тревожащих эмоций могут проявляться разные виды физических последствий. Человек, достигший некоторой устойчивости в этих практиках, в довольно значительной степени свободен от таких явлений.

Мы могли бы подумать, что нам поможет болеутоляющее или успокоительное средство, но обычно лекарство от головной боли помогает только тем, что оно снимает головную боль, а не подавляет тревожащие эмоции. Вам следует применить истинное лекарство, практику шаматхи и випашьяны.

Ночью признаки практики могут проявляться в наших снах, например, когда нам снится, что мы надеваем новую одежду и выбрасываем старую, что нечистоты и загрязнения покидают наше тело, или что мы находимся в восхитительных местах. Во время сна может возникать чувство сострадания и сильной любви ко всем живым существам или преданность. Во сне может возникнуть ощущение, что ум очень свободен и спокоен, а тело стало очень лёгким и парящим. Во снах могут возникать и многие другие знаки. Всё это указывает на то, что уменьшаются и рассеиваются негативные омрачения и карма, в результате чего происходит продвижение в практике медитации.

Итак, признаки подлинной практики таковы: показатель правильного обучения выражается в мягкости и дисциплинированности, в то время как показатель практики - это уменьшение тревожащих эмоций. Человек, изучавший Дхарму, становится более нежным, благородным, дисциплинированным и более осторожным в общении и действиях, особенно в действиях по отношению к другим. Практикующий не обижает других, он очень обходителен и любезен. Это знак понимания учений. Признак хорошего практикующего медитацию - это уменьшение его отрицательных эмоций. Такой человек не сердится и не раздражается на других, а также не держится со всем упрямством за вещи и эмоции.

И всё‑таки, будучи простыми людьми, мы время от времени испытываем тревожащие эмоции, несмотря на то, что практикуем Дхарму. И не только иногда: если мы по‑настоящему проанализируем, то довольно часто. Справиться с эмоциями можно, только если не держаться за них и не превращать их в нечто реальное; тогда они сами по себе исчезают. Но если мы пытаемся управлять ими или держаться за них, то эмоции усиливаются.

Хотя мы обладаем драгоценным человеческим телом и не находимся в восьми временных несвободных состояниях, хотя мы и занимаемся практиками шаматхи и випашьяны, тренируемся в покое и интуитивном прозрении, всё же в медитации могут появиться два врага. Они приходят не откуда‑то извне, а изнутри нас самих, и мы называем их вялостью и возбуждением. В молодости я получал наставления по природе ума от Дуджома Ринпоче, и тогда Его Святейшество говорил: «Просто оставайся с тем, что ты уже знаешь. Вот и всё. Но остерегайся двух воров, которые могут тайком прокрасться и натворить неприятностей. Не подпускай этих двух воров, и у тебя не будет никаких трудностей». Потом, обдумывая это, я понял, насколько это было мудрое и важное учение. Вялость и возбуждение действительно могут быть ворами.

Глядя на практикующего медитацию, мы можем видеть, что он сидит в грациозной позе, руки его расположены правильно, и может показаться, что он действительно медитирует. Но никто не знает, что происходит в его уме. Особенно в начале практики шаматхи все попытки позволить уму пребывать в естественном состоянии оказываются безуспешными. Ум становится очень беспокойным, словно два малыша, оставленные вместе. Когда один из них хочет успокоиться и утихомириться, другой становится беспокойным. Точно так же, если попытаться сидеть, поддерживая ум в спокойствии, он будет создавать множество различных мыслей, прыгая от одной идеи к следующей.

Если вы встревожены и возбуждены, расслабьте тело и ум. На самом деле особо расслаблять нечего, поскольку во время практики вы уже расслаблены, но слегка опустите взгляд и ослабьте напряжение в теле.

«Вялость» - это состояние, которое со стороны может показаться медитацией, но ум недостаточно ясен,- он не спит, но и не бодрствует. Есть какое‑то мышление, но оно почти незаметно; это своего рода неясное, скрытое течение мыслей. Практикующий просто сидит в забытьи. Он может даже не заметить, что у него потекла слюна, как у коровы или старой лошади, которая жуёт жвачку. Такое состояние называется вялостью. Неясность - это омрачённое состояние, когда в уме отсутствует ясность или чёткость. Человек просто сидит в тусклом, омрачённом состоянии, не осознавая, что происходит на самом деле. Он думает о разных вещах, но если его потом спросить: «О чём ты думал?», - он вообще ничего не сможет вспомнить.

Конечно, эти состояния вялости, притупленности и неясности зачастую случаются у каждого, но в практике они являются серьёзными недостатками.

Текст говорит, что когда практикующий ощущает вялость, неясность и притупленность, он должен сосредоточиться и наблюдать. «Сосредоточиться» здесь значит собраться, выпрямиться, поднять свой взгляд, переведя его вверх, лучше пристально смотреть в чистое синее нёбо, а если слишком жарко, снять тёплую одежду. Тогда ваше осознавание станет более отчётливым. Если вы очень взволнованы или возбуждены, следует одеться потеплее, опустить взгляд и ослабить напряжение тела.

«Наблюдать», в этом смысле, не значит внимательно смотреть на определённую вещь, а пребывать в пробуждённости, в которой нераздельны ясность и пустота.

Этот текст предназначен для учеников, которые практиковали шаматху и в дополнение к этому получили от мастера указующие наставления по настоящей випашьяне, неконцептуальной пробуждённости, или недвойственному осознаванию. Затем это осознавание совмещают с практикой шаматхи.

Во время практики, сначала будет возникать множество сильных мыслей, как радостных, даже смешных, так и грустных, доводящих до слёз. Но с практикой количество мыслей будет постепенно уменьшаться. Постепенно уменьшатся даже мысли, которые остаются незамеченными, то есть те, которые приходят одна за другой, и которые сразу же забываются с появлением следующих. Вы достигнете свободного, открытого и уравновешенного состояния, в котором пустота и пробуждённость нераздельны.

Сейчас мысли возникают не постоянно и не регулярно. Иногда мысли прорываются со всей силой и затем исчезают; иногда происходит их небольшой выброс, но ум по большому счёту спокоен. Хотя иногда и возникают мысли и эмоции, практика шаматхи, совмещённая с распознаванием пробуждённости, позволяет быстро возвращаться к покою, несмотря на мысли, и оставаться в полном спокойствии и уравновешенности, если её выполнять в соответствии со своими способностями.

В этом контексте «покой» не совсем относится к правильной шаматхе. Это больше значит «покой, лишённый ясности», лишённый пробуждённости. Но для достижения более полного понимания эти учения должны сопровождаться вашей собственной практикой, чтобы ваш собственный опыт соответствовал тому, что объяснялось. Сейчас же у нас нет времени.

Поддерживая практику дальше,

В тебе возникнет ясная и пробуждённая открытость.

Так же, как волны не вредят озеру,

Тебе не помешает даже малейшее мысленное движение.

Иногда это случается так, а иногда нет.

Иногда бывает трудно медитировать

или даже сохранять правильную позу.

Временами такие ощущения случаются

даже когда не медитируешь

По озеру обычно идут волны, но озеро от них не получает ни вреда, ни пользы. Подобно этому, обладая устойчивостью в неконцептуальной пробуждённости, вам не навредят мысли, возникновения которых вам не нужно избегать. В любом случае их невозможно избежать, потому что мысли так просто не прекращаются. Но, как учит традиция Махамудры: «В самой мысли я обнаружил безмыслие». Хотя мысль и не является чем‑то хорошим, сущность мысли, её природа, есть обнажённая Дхармакая, обычный ум, Махамудра или самосушествующая пробуждённость, как бы мы её только ни назвали. Поэтому говорят: «Чем больше мыслей, тем больше пробуждённость». Возникновение мыслей не вредит и не мешает пробуждённости.

Возникновение и освобождение мысли иногда происходят одновременно, когда сущность мысли распознаётся в момент её возникновения. Мысль возникает, освобождается, возникает, освобождается и так далее. Иногда это происходит так, иногда нет.

Иногда мы собираемся практиковать, и думаем: «Сейчас я позволю своим телу, речи и уму пребывать в естественности. Я просто буду пребывать в состоянии Махамудры», но оказывается чрезвычайно трудно поддерживать как позу медитации, так и саму медитацию. И что бы ни пытался сделать, в естественности оказаться не получается.

Иногда можно решить усиленно практиковать в уединении, даже стараясь соблюдать дисциплину и отводя определённое время для практики. Тогда вы садитесь в позу медитации и думаете: «Сейчас я буду практиковать Махамудру!». Но, тем не менее, этого всё равно не происходит; наоборот, вы начинаете беспокоиться, чувствуя, что не можете медитировать. С другой стороны состояние пробуждённости может спонтанно возникнуть во время занятий повседневными делами. Этого не произойдёт без некоторого предшествующего опыта практики, но иногда это может случиться спонтанно, без какой‑либо подготовки.

Мудрость основы или исконная пробуждённость очень своеобразна. Если мы стараемся развивать её, она не возникает. Но в отсутствие таких попыток, она возникает внезапно. Сейчас вам следует полагаться на устные наставления учителя.

Если сравнить с неопытным врачом хронически больного человека, который болел множеством разных заболеваний и принимал в течение долгого времени множество различных лекарств, то окажется, что хотя врач образован и может часами говорить о болезнях и лекарствах, больной человек, фактически, более компетентен в применении препаратов и диагностике других пациентов. Аналогично этому, получить наставления от опытного мастера медитации, учителя, который много практиковал, гораздо эффективнее, чем получить учения от того, кто просто много учился.

Затем твои тело и ум остаются в полном блаженстве,

Которое не тревожат обычные действия хождения или сидения,

И ты обнаруживаешь воодушевлённое стремление практиковать.

Па прошествии долгого времени практики, может случиться, что в процессе занятия наши тело и ум будут пребывать в совершенном блаженстве. Мы будем чувствовать, что тело расслаблено и спокойно, ум - очень открыт, свободен и спокоен, как будто мы выпили какого‑то очень хорошего вина. Мы не то чтобы пьяны,- будто выпили только слегка, в меру, и почувствовали нежное блаженство, лёгкое опьянение и глубокую уравновешенность и спокойствие. Мы чувствуем, что ни за что сильно не держимся, но при этом и не пьяны до глупости. Мы можем также обнаружить, что какими бы обычными действиями ни занимались,- ходим ли мы, сидим, разговариваем или работаем,- наша практика не нарушается. Мы можем продолжать нашу практику непрерывно.

Это состояние считается хорошим, если нет сильного цепляния, нет привязанности, если оно сопровождается воодушевлением, восхищением и радостью; и наоборот, нехорошо, если мы фиксируемся на этом состоянии и держимся за него как за что‑то особенное. Такое состояние указывает на определённый уровень реализации, глубокого переживания, но за него нельзя цепляться. И всё же, в этот момент вы начинаете по‑настоящему ощущать какое‑то рвение к практике. До этого практика была просто надеждой или ожиданием достижения чего‑то. Человек всегда садится медитировать с чувством, что получит от этого какой‑то результат или достигнет какого‑то изменения в самом себе. На этом этапе действительно существует некоторый шанс чего‑то достигнуть. В то же самое время, есть и опасность, что возникнет привязанность к такому состоянию восхищения и свободы. Также может с лёгкостью развиться гордыня.
 

Иногда случается, что ты распознаёшь сны,

И думаешь: «Мои переживание и реализация превосходны!».

Испытывая очарование и привязанность,

ты сильно на этом фиксируешься.

В этот момент не цепляйся, а загляни в сущность

Иногда, во время сна, мы распознаём, что видим сны и спим в очень свободном и спокойном состоянии блаженства.

Практикуя в течение какого‑то времени, мы достигаем состояния, когда днём больше не встречаемся со множеством проблем и трудностей, сидим ли мы или прогуливаемся, - наша практика происходит спонтанно. Наш ум ощущает свободу и непринуждённость. Не важно, в какой ситуации мы находимся, мы больше не страдаем паранойей или клаустрофобией. И днём, и ночью ум остаётся в очень открытом состоянии. Мы можем даже обрадоваться, подумав: «Как хорошо! Наконец‑то я сделал это!», и ухватиться за это состояние. Но, фактически, самое важное здесь не привязываться и не цепляться за эти ощущения.

Вас может пленить такая мысль: «Мои переживания и реализация превосходны!». Переживание и реализация - это ключевые слова, но, как говорят учения: «Переживание подобно туману, он блекнет и исчезает. Реализация же неизменна, как небо». Но у начинающего реализация смешана с переживаниями. Поэтому он не может с уверенностью различить, что есть что.

Три общих вида временных переживаний - это блаженство, ясность и безмыслие. Переживание безмыслия - это ощущение, что всё исчезло - земля, горы, наш дом, тело и так далее. Вы чувствуете, что ничего не осталось. Но всё же вы связаны одной мыслью: «Я ощущаю эту пустоту», и вам она нравится. Переживание ясности может быть настолько интенсивным, что даже с закрытыми глазами можно всё же беспрепятственно видеть.

Такие переживания всегда временны и включают в себя некую привязанность, сопровождающуюся мыслью: «Я ощущаю это». Но реализация неизменна. Поэтому учение здесь говорит: «Не очаровывайся, не держись за это, не привязывайся, не фиксируйся». Во время переживания не цепляйся за него, а загляни в сущность. Слово «загляни» не значит посмотреть на что‑то и не подразумевает человека, который смотрит, а это значит просто пребывать в единстве осознавания и пустоты, без наблюдателя и наблюдаемого объекта.

В Махамудре есть несколько различий, известных как Махамудра блаженства и пустоты, Махамудра ясности и пустоты и Махамудра осознавания и пустоты. Эти различия происходят из того, какому из аспектов переживания придаётся большее значение, что преобладает: блаженство, осознавание или ясность. Учения говорят, что переживание Мадхьямики подобно совершенной пустоте, переживание Махамудры подобно чистому блаженству, а переживание Дзогчена - обнажённому осознаванию. Эти понятия являются самыми акцентируемыми.

Практика шаматхи позволяет достичь того, что традиционно называется ясновидением и сверхъестественным восприятием. Одно из них, называемое божественное око, означает, что, совмещая практику шаматхи с переживанием сильной ясности, даже с закрытыми глазами, можно беспрепятственно видеть окружающую нас обстановку и то, что находится очень далеко. Также можно достичь и других обычных сиддхи. Например, сиддхи «быстрого передвижения», благодаря чему человек, контролируя прану, может преодолевать огромные расстояния за очень короткое время. Другие сиддхи - так называемая невидимость.

Сначала тибетцы относились к этим обычным сиддхи очень серьёзно. Если, к примеру, кто‑то мог летать или оставлять отпечатки ног на камне, люди считали его великим мастером и испытывали к нему сильную преданность. Тот, кто не показывал таких способностей, считался не очень продвинутым. В настоящее время есть один мастер медитации из Ладакха, который посетил Тибет и был опознан как воплощённый лама. В Ладакхе он повсюду оставлял отпечатки своих рук и ног, и в различных местах продырявливал своими пальцами цельные камни. Но из‑за того, что он женился, люди перестали считать его особенным. На самом же деле он - один из величайших и знаменитых мастеров современности.

У тибетцев сначала был огромный интерес к обычным сиддхи, поскольку они думали: «Это действительно что‑то очень особенное. Мы должны достигнуть таких способностей!». Потом в Тибет приезжали компетентные мастера, давали учения и советовали следующее: «Такие достижения только вводят вас в заблуждение и не являются высшими свершениями. Они не бывают результатами одной лишь практики шаматхи, но проявляются, если её совмещают с практикой випашьяны». Тогда люди в своей практике начали уделять большее внимание випашьяне.

Патрул Ринпоче говорил: «Что удивительного в том, чтобы уметь летать по небу или закапываться в землю? Самым драгоценным достижением будет, если вы действительно породите бодхичитту». Патрул Ринпоче, чрезвычайно образованный и совершенный мастер, иногда мог целыми днями просто лежать на кровати, хотя в главных учениях Дхармы это является признаком лени, которая не приводит ни к каким практическим переживаниям. В своё время, Патрул Ринпоче считался даже компетентнее Джамгона Конгтрула и Джамьянга Кхьенце, вместе с которыми он учился в молодости.

И Джамгон Конгтрул и Джамьянг Кхьенце были по происхождению из богатых семей, у них были и деньги, и хорошая еда, а Патрул Ринпоче был из бедной семьи, и у него не было средств на пропитание. Когда они учились вместе, двое других делились с ним своей едой. После ежедневных занятий Джамгон Конгтрул и Джамьянг Кхьенце продолжали много учиться, чтобы поддерживать знания на должном уровне, а Патрул просто набрасывал на голову свою рясу и ложился в кровать. В конце концов, они сказали ему: «Что происходит? Ты только ешь за наш счёт, а потом спишь. Какое отношение к учениям имеют еда и сон?».

Патрул ответил: «Разве недостаточно только повторить то, чему учат Кхенпо?" Они ответили: „Конечно да, если ты можешь это делать; но не нужно ли тебе для начала подучиться?". Патрул сказал: „Нет, нет. Я просто делаю то, что хочу". Однажды Патрул держал экзамен перед классом, и благодаря своим уникальным способностям, он сумел в точности повторить, слово в слово, учения Кхенпо, подобно точной копии, сделанной из формы. Позднее, все трое стали очень известными и великими мастерами, но придерживались разного образа жизни. Однако, несмотря на их большое уважение друг к другу, они всегда друг друга критиковали. Они обладали сильнейшей верой, но двое других часто называли Патрула Ринпоче „Сумасшедшим Патрулом".

Патрул Ринпоче был очень простым йогином, безо всяких привязанностей к материальным вещам. Чтобы встретиться с ним, великим мастером, люди выстраивались в очередь и подносили ему всевозможные драгоценности, но он просто выбрасывал их и никогда не хранил таких подарков.

Спустя некоторое время его ученики стали говорить: «Ринпоче, как вам не стыдно! Вы должны использовать эти вещи в благотворительных целях». Ринпоче подумал: «Хорошо», и пригласил к себе всех местных нищих. Он стал кормить их за то, что они сидели и вырезали на всех камнях в округе мантры и дхарани из сутр. Наконец, когда они соорудили огромную кучу камней мани, по размеру походящую на небольшой холм, Патрул Ринпоче послал сообщение с приглашением Джамьянгу Кхьенце приехать и освятить эти камни. Кхьенце Ринпоче не смог приехать, поскольку находился далеко и был уже преклонного возраста, но он пообещал освятить их на расстоянии. Он послал маленький пакетик ячменных зёрен шафранового цвета, которые наказал бросить на груду в определённый день.

Когда настал этот день, все были готовы к освящению. Кхьенце Ринпоче так и не приехал, но сказал, что будет молиться издалека. Палочки благовоний уже были зажжены, и Патрул Ринпоче сказал: «Хотя старого Кхьенце здесь нет, иногда он делает всякие странные вещи, так что смотрите в оба!». Они совершили церемонию освящения, и когда закончили, на небо надвинулось огромное облако. Прямо над камнями мани, внезапно начали ниспадать дождём ячменные зёрна. Когда их сравнили с маленькой горсткой ячменя, посланной Кхьенце Ринпоче, то они оказались точно такими же ячменными зёрнами шафранового цвета. В восточном Тибете эта история очень хорошо известна, и в память о ней многие люди всё ещё хранят у себя эти зёрна. У моего отца, Тулку Ургьена, тоже есть несколько таких зёрен.

Другая история об этих трёх мастерах связана с очень образованным Кхенпо Таши Озером, который тоже стал величайшим совершенным мастером. «Дождь Мудрости»  включает в себя некоторые из его песен. Он не был сектантом, обучаясь у многих мастеров разных школ, а также получал учения и от этих трёх учителей.

Таши Озер сначала придерживался очень строгих монашеских обетов. Он учился у Джамгона Конгтрула, одевался в жёлтую одежду, носил с собой чашу для подношений и посох, очень тщательно, придерживаясь дисциплины. Конгтрул Ринпоче приказывал ему вести себя именно так. Потом он стал учиться у Патрула Ринпоче, и Патрул спросил его: «Что толку от всех этих сложностей?».

В то время, по существовавшей тогда в Тибете традиции, ученик должен был подойти к мастеру и сказать: «Пожалуйста, дайте мне пищу, одежду и учения». Таши Озер отправился к Патрулу Ринпоче, как было принято, но несколько дней не мог с ним увидеться. Несколько раз их встреча откладывалась, но, наконец, он всё‑таки предстал перед Ринпоче и попросил: «Пожалуйста, дайте мне пищу, одежду и учения». Ринпоче сказал: «Приходи позже». Когда он вернулся позже, он обнаружил еду, предметы одежды и книгу. Ринпоче сказал: «Ну вот. Это для тебя. А теперь прощай». Но Таши Озер стал сильно просить и умолять Ринпоче и, наконец, получил разрешение остаться. Он получил от Патрула Ринпоче немало учений.

Поскольку Патрул Ринпоче был очень простым человеком и не придерживался всяких традиционных сложностей, двое других мастеров критиковали его за это: «Он слишком уж прост. Если бы от этого сумасшедшего простофили ещё была какая‑нибудь польза!». Так или иначе, Таши Озер остался рядом с ним и тоже стал простым йогином, носившим старое тряпьё и существовавшим на то, что случалось найти.

Некоторое время спустя Таши Озер пошёл учиться у Джамьянга Кхьенце. Сначала, когда он приехал, ему не позволили увидеть Ринпоче и сказали несколько дней отдохнуть после такого длинного пути. Три дня встречу откладывали, но, в конце концов, его позвали в комнату Ринпоче.

Когда он вошёл в комнату, Джамьянг Кхьенце сидел на низкой подушке около высокого трона, укрытого парчой, на котором лежала корона. Ринпоче держал в своей руке большой посох. Он сказал Таши Озеру: «Теперь оденься в эти дорогие одежды и взойди на трон. Зачем тебе бродить без цели, подобно глупому нищему? Ты уже перехотел быть безумным учеником Сумасшедшего Патрула? Теперь ты собрался стать главой большого монастыря и давать учения множеству людей. Если ты сейчас же не сможешь прекрасно излагать учения, я побью тебя этой палкой!». С этого момента Таши Озер был вынужден прекратить вести себя подобно дикому йогину.

Вернёмся к наставлениям по медитации: когда вы практикуете, распознав в себе естественное состояние, пустоту, наделённую высшими аспектами, исконной пробуждённостью или мудростью основы, вам следует быть полностью свободными от любого цепляния, от всех фиксаций, особенно от цепляния за временные переживания. Если переживания возникают, полностью освободитесь от восторга; когда же их не происходит, будьте свободными от огорчения. Никоим образом не пытайтесь принимать или отвергать, создавать или подавлять эти переживания. Правильное воззрение - лишь когда вы свободны от цепляний и привязанностей.

Привязанности и цепляния считаются плохим делом, особенно во время практики. Если, пребывая в равностной пробуждённости неделимых пустоты и ясности, вы цепляетесь за воззрение, думая, что оно прекрасно, и фиксируетесь на нём, то именно в этот момент цепляние и становится изъяном.

Главная система этих учений включает в себя «шестикратное использование на пути». Здесь имеются такие практики, как использование тревожащих эмоций на пути, использование препятствий на пути, использование негативных сил на пути и так далее. Мы не будем здесь вдаваться в подробности всех шести разновидностей, но вы должны знать, как справляться с возникающими переживаниями, будь то привязанность, агрессия или сильная вялость. Иногда ум мучается, испытывая сильнейшее желание какого‑то внешнего объекта, до такой степени, что он становится совершенно беспокойным, однонаправлено тоскуя и томясь по объекту желания и полностью на нём зацикливаясь. Или можно сильно разгневаться на кого‑то или на что‑то, или может охватить сильное ощущение тупости или вялости, будто на вас надели тяжёлую железную маску, и вы ничего не замечаете и почти ничего не чувствуете, пребывая во мраке.

Может происходить и множество других переживаний, как приятных, так и неприятных, но вместо того, чтобы для каждого из них искать определённое противоядие, есть метод, называемый «знание одного освобождает всё», простая техника, освобождающая нас от всех этих различных состояний.

Теперь я подведу итог некоторым учениям Махамудры, которым величайший мастер Миларепа учил Гамбопу: естественное состояние ума, абсолютную истину невозможно ни в точности описать словами, ни по‑настоящему объяснить на примерах, ни даже принять в качестве объекта мысли. Миларепа говорил: «Описать природу ума бессилен даже язык Будды».

Если перефразировать учения Миларепы о естественном состоянии, то эта сущность ума не знает ни существования, ни несуществования. Она не подпадает ни под одну из категорий. Это совершенно беспристрастное состояние, которое никогда и никоим образом не улучшается и не ухудшается, не изменяется и не модифицируется. Это характеризует мудрость основы в её исконном состоянии. Как же мы применяем её на практике, в качестве пути? Мы практикуем её, не присваивая и не пренебрегая, не надеясь и не опасаясь, не подавляя и не пытаясь что‑либо создавать. Во время плода, это - истощение явлений за пределами концепций, подобное солнцу в безоблачном небе, запредельное присвоению или отторжению.

Далее Миларепа говорил: «Итак, Махамудра имеет три стадии: распознавание естественного состояния, обретение определённости в нём и тренировка в „таковости" как пути».

Определиться в естественном состоянии - значит прийти к ясности о нашей исконной пробуждённости, Махамудре основы. Тогда проявится естественное знание о том, как применить её на практике такой, «как она есть». На что же похожа в своём исконном состоянии мудрость основы или то, что мы в обычных понятиях называем природой будды? Она без причин и условий, без пути, без плода, без методов и без средств. На самом деле она именно такая в своём исконном состоянии.

Если наша сущность, Махамудра основы, не осознана, на неё должен указать компетентный мастер. Её следует распознать. После распознавания этого естественного состояния ума, необходимо упражняться, совершенствовать тренировку и в конечном итоге достичь устойчивости. Раньше учили, что Махамудра основы не имеет ни причин, ни условий, ни метода, ни пути, ни плода. Но, несмотря на эту истину, Миларепа продолжал, что хотя Махамудра и не имеет причин, к реализации Махамудры приводит сильная преданность или вера в коренного учителя. Хотя Махамудра и не имеет условий, компетентный мастер есть важнейшее условие для реализации Махамудры, потому что благодаря совпадению преданности ученика с устными наставлениями мастера, ученик может распознать естественное состояние ума, Махамудру основы. Поэтому следует полагаться на учителя. Реализация не происходит сама по себе.

Хотя Махамудра и за пределами методов или средств, неизмышление является методом Махамудры. Неизмышление означает отсутствие попыток что‑то переделать, изменить, исправить или создать,- просто оставить её такой, как она есть. Хотя Махамудра не имеет пути, неотвлечение является Махамудрой пути; оно означает не забывать и не позволять себе увлекаться. Итак, неотвлекаемый ум - это Махамудра пути.

Общепринятая система Махаяны включает в себя множество путей и уровней: путь накопления, путь единения, путь видения, путь совершенствования и путь неучения. Имеются также уровни десяти буми бодхисаттвы и другие различные категории, но Махамудра не делает никаких различий в отношении разных путей или уровней.

Внешняя система Махамудры говорит о двенадцати уровнях Махамудры четырёх йог, каждая из которых содержит по три уровня, но сама Махамудра остаётся за пределами пути. Учения говорят, что неотвлекаемый ум есть путь Махамудры. Хотя Махамудра и за пределами любого плода, освобождение мыслей в дхармате является плодом Махамудры.

Третий пункт, отмеченный Миларепой - это тренировка в таковости, как пути. Мы могли бы много об этом говорить, но вкратце, это означает «не покидать воззрение Махамудры». Его наставления учат, как практиковать Махамудру правильно, без ошибок или отклонений. Вы должны принять их к сердцу и быть по‑настоящему в них уверенными. Иначе вы можете подумать: «Я прекрасно понимаю Махамудру. Моя практика безупречна! Я понимаю неделимость состояния пустоты и пробуждённости». Это может быть и так, но если при этом сохраняется какая‑то привязанность, то очарование или цепляние за; ваши переживания становится причиной перерождения в самсарных мирах богов желания.

Тогда выражение блаженства и сущности пустоты

Взойдёт как Махамудра блаженства,

неотделимого от пустотности
 

Если ты будешь привязываться и цепляться, - это станет причиной

перерождения богом в Мирах Желания.

Как указывается в тексте, привязанность к ощущению блаженства приводит к перерождению богом в Мирах Желания.

Некоторые относятся к мыслям как к врагам,

И считают, что медитация - это пребывание без мыслей.

Это называется воззрением китайца Хашанга.

Просто пребывание в полном покое, совершенно без мыслей ‑

Это лишь подобие «прекращения» и есть причина перерождения животным
 

Можно пойти и по неверному пути. Хотя естественное состояние означает просто пребывать в единстве познавания и пустоты, у нас могут быть определённые представления и какие‑то маленькие поправки, немного корректирующие его. Попытка освободиться от мыслей, относясь к ним, как к врагам, мешающим нашей медитации, называется воззрением Хатанга, который считал, что высшее воззрение есть попытка оставаться полностью свободными от мыслей. На самом же деле, это просто видимость или подобие прекращения, что приводит к перерождению животным.

Если сосредотачивать сознание в сердечном центре

И блокировать всю мысленную активность,

То такое «прекращение» будет подобным пути шравак.

Поэтому, не пытайся преднамеренно препятствовать

мысленной деятельности.

Также, не старайся намеренно думать, но созерцай сущность.

Взглянув, становится видно, что она не является никаким предметом.

Это и есть момент видения настоящей пустоты.

Смотри, не видя ничего конкретного

Тренировка шраваки в строгой практике шаматхи приводит к состоянию, называемому прекращением. Такое состояние свободно от самсары, и практикующий увязает в нём на очень долгое время. Хоть это и не ошибочный путь, такое состояние всё же задерживает достижение полного просветления состояния будды, а потому является помехой. В этом состоянии, образно выражаясь, сознание собирается в сердечном центре, то есть шесть чувственных сознаний замкнуты, приведены к полной остановке в состоянии прекращения. Человек просто пребывает в этом состоянии очень долгое время.

Практикующие могут сбиваться с пути по‑разному. Привязанность приводит к перерождению в Мире Желания; цепляние за воззрение Хашанга ведёт к перерождению животным. Если слишком долго следовать пути шраваки, это тоже сильно задерживает достижение полного просветления.

Не нужно преднамеренно пытаться блокировать мысленную деятельность, но также и не нужно стараться намеренно думать. Просто наблюдайте сущность. Глядя в сущность, вы видите полное отсутствие её вещественности. Тогда вы видите настоящую пустоту. «Смотри, не видя ничего конкретного». Это было учением Лингже Репы, великого мастера Друкпа Кагью, когда он говорил: «Мой гуру сказал мне медитировать, но теперь исчез и тот, кто медитировал, и объект медитации. Мои занятия и перерывы между ними распались. Что же мне теперь делать?».

Этот текст даёт здесь различные указания о том, как сбиваются с пути, а также информацию о мерах, использующихся в надлежащих случаях, и применяющихся для исправления ошибок. Чтобы избежать таких отклонений, ученик всецело полагается- на своего учителя.

Традиционные учения говорят, что, в первую очередь, мастером должен быть человек, из плоти и крови. Затем, вашим учителем может быть книга. И, наконец, учителем должен стать ваш собственный ум. Для того чтобы книга стала вашим мастером, прежде всего следует получить личные наставления о том, как практиковать в соответствии с текстом, который написан действительно компетентным, ныне живущим мастером. Если не всегда возможно постоянно оставаться рядом с великим учителем, то, прослушав эти устные наставления, можно принять их к сердцу и практиковать в одиночестве, пользуясь текстом в качестве руководства по своей практике. Постепенно обретая больший опыт, вы можете пытаться исправлять свои собственные ошибки в соответствии с текстом. И, наконец, вашим мастером станет ваш собственный ум, само обнажённое осознавание.

Иногда, хоть ты и созерцаешь, нет ясности и чёткости.

И ты расстраиваешься из‑за хаотичной и беспокойной мысленной активности.

Но от этого не стоит так огорчаться.

Иногда твои мысли будут возникать в виде сомнений.

Они - лишь «неприятные переживания»

и не являются чем‑то плохим.

Расслабь своё тело и ум, и направь взгляд в пространство.

Смотри, позволяя своему уму смешиваться с чистым синим небом;

Твой ум очистится и проявится пробуждённая пустота

В Махамудре считается, что нет ничего, на что нужно смотреть или наблюдать, что нет наблюдателя, или субъекта, который смотрит, а также нет самого действия видения. Но всё‑таки мы должны это как‑то назвать. Поэтому, подразумевая пребывание в состоянии без наблюдателя и чего‑то наблюдаемого, мы говорим, что необходимо «смотреть» или «поддерживать» сущность.

Иногда ощущается какая‑то туманность или неясность, как будто вас окутывает дымка или лёгкая мгла. Мысленная активность иногда бывает очень хаотичной и беспокойной; вы чувствуете себя возбуждёнными, расстроенными и так далее. Иногда возникают сомнения в виде концептуальных мыслей. Но не нужно очень сильно огорчаться из‑за этого. Всё это просто называется неприятными переживаниями, которые временны и не являются чем‑то плохим. С ними можно справиться, расслабив тело и ум и направив свой взгляд в пространство. Выпрямите тело, открыто и свободно пристально смотрите в чистое синее небо, позволяя уму свободно слиться с пространством. Благодаря этому ваш ум очистится. Здесь слово «очистится» подразумевает, что рассеется ощущение омрачения, тусклой неясности. Сама сущность запредельна чистому и нечистому, хотя ясность является её природой. В результате такой практики проявится пробуждённая пустота.

Временами ясность, осознавание и пустота лежат

совершенно обнажёнными,

И ты ощущаешь гордость, думая:

«Это абсолютная реализация!».

Ты можешь почувствовать убеждённость,

что ничто не сможет изменить твоего ума.

В этот момент, если ты позволишь гордыне управлять уверенностью,

Это станет причиной перерождения среди богов Миров Формы.

Когда ты посмотришь в сущность этой ясности, она пустотна,

И проявляется как Махамудра, единство ясности и пустотности
 

Хотя уверенность и важна, она становится огромным препятствием, когда попадает под влияние гордыни, и это само по себе уже может привести к перерождению среди богов Миров Формы. Махамудра основы запредельна ошибкам или погрешностям, но можно ошибиться, применяя её на практике, тренируясь на пути. Грубые отрицательные эмоции распознать очень легко, но более тонкие, такие как гордыня, определить очень трудно. Таким образом, можно с лёгкостью оказаться на неверном пути.
 

Иногда твои тело, ум и всё вокруг становятся пустотой.

Воспринимая всё пустым, ты начинаешь произносить высокие слова Дхармы.

Ты даже можешь подумать, что нет ни пользы, ни вреда от добродетели и грехов,

Так же как ничто не может запятнать пустое небо.

Если ты придерживаешься дикого образа жизни и не практикуешь добродетель,

Это нигилистическое воззрение отрицания станет причиной падения в нижние миры.

Это называется «извращённым воззрением о пустоте».

Хотя ты и можешь именно так воспринимать всё пустотным,

Поддерживай сущность и приложи все свои усилия, усваивая

и отвергая в соответствии с законом причины и следствия

Иногда ваш ум, тело и всё вокруг становится совершенно пустыми, и это ощущается как будто место пребывания, состояние вашего ума и всё остальное стало подобным чистому пространству. Ощутив это, можно начать произносить высокие слова Дхармы, думая так: «Как могут существовать хорошие и плохие поступки? Как могут существовать прошлые или будущие жизни? Раз нет личности, то некому и перерождаться. Добро и зло ни к чему не относятся. Это подобно небу: если я брошу в небо кусок вкусного пирога, небо от этого не обрадуется; если я брошу в небо кусок дерьма, оно тоже от этого не расстроится. Точно так же в моём состоянии реализации, которое полностью запредельно концепциям, нет ни плохих, ни хороших поступков. Я совершенно за пределами таких вещей!».

Если начать рассуждать именно так, пользуясь высокими словами Дхармы, то можно посчитать, что вы подобны пустому небу, которое ничто не может ни запятнать, ни испортить. Посчитав, что хорошие или плохие деяния не могут принести пользы или вреда, можно стать очень грубыми и невоспитанными, поступая так, как вам нравится. Это нигилистическое воззрение пустоты является извращённым и приводит к падению прямо в нижние миры.

Вместо того чтобы считать всё пустым и делать всё, что вздумается, следует поддерживать сущность и вместе с этим приложить все силы к практике добродетели и отказу от грехов, должным образом считаясь с законом причинно‑следственной связи. Падмасамбхава говорил: «Хотя ваше воззрение и может быть таким же высоким, как небо, ваше поведение должно быть таким же скрупулёзным, как измельчённая ячменная мука». Невзирая на ваше высокое воззрение, не следует пренебрегать причинно‑следственной связью.

Как правило, мы упоминаем три стадии: теория, переживание и реализация, и говорим: «Теории - как заплатки на ткани, которые изнашиваются и отваливаются; переживания рассеиваются как туман; но реализация неизменна как пространство».

Теоретическое понимание - это то, что мы приобретаем, посещая семинары и изучая тексты. Мы получаем какое‑то представление об учениях, но не устойчивое понимание. Оно может улучшаться или ухудшаться. Если мы будем снова и снова осмысливать, например, наши записи, составленные во время лекции, то наше понимание учений будет неизменно улучшаться.

Все эти стадии переживания,

Включая продолжительные, а также краткие и быстро исчезающие,

Никогда не остаются одинаковыми, подобно меняющейся погоде
 

Разные виды переживаний, такие как блаженство, ясность и безмыслие, могут возникать и могут продолжаться в течение долгих или коротких периодов времени. Но, тем не менее, они мимолётны и никогда не остаются навсегда; они меняются как погода.
 

Эти (переживания не гарантируют) уменьшения мыслей,

Но даже множество мыслей не повредит твоей медитации.

Вместо этого они будут становиться практикой,

Подобно дождю, падающему на поверхность озера

Если вы не цепляетесь за переживания, они вам не навредят. Если же вы цепляетесь, переживания могут стать огромным изъяном. Попрактиковав какое‑то время, концептуальное мышление, мысленная активность может и не исчезнуть. Иногда мыслей очень много, иногда они не возникают, но это не важно,- количество мыслей не имеет значения. Важно распознавать в мысли её сущность. Таким образом, вам не повредит множество мыслей, равно как и не поможет их отсутствие. Мысли будут словно дождь, падающий на поверхность озера. В точности как капли дождя никогда не вредят озеру, мысли будут становиться практикой медитации.
 

После этого тебе не понадобится колебаться между развитием и завершением.

Во время практики никогда не разлучайся с «печатью» пустоты,

Визуализируя своё тело в образе йидама, Великого Сострадательного,

Подобно радуге, возникающей в пространстве.

Повторяй шесть слогов так, чтобы только воротник

твоей рубашки мог их услышать

Ваджраяна включает в себя стадии развития и завершения. В общем говоря, под стадией развития мы понимаем визуализацию божества, повторение мантры, пребывание в покое и равностности с применением различных сосредоточений и, наконец, практику этапов растворения и появления, во время которых используется воззрение Махамудры и Дзогчена. Но в этом тексте обе стадии развития и завершения сведены к одной, очень простой практике. Мы просто визуализируем себя в образе божества, не покидая при этом печати пустоты, означающей воззрение Махамудры и Дзогчена. Итак, мы практикуем стадию развития, не отделяя её от стадии завершения.

В течение практики мы поддерживаем воззрение нераздельности пустоты и сострадания. В качестве медитации мы визуализируем себя в образе любого йидама, и повторяем мантру. В данном случае йидамом является Великий Сострадательный Авалокитешвара, а мантрой - его шестислоговая мантра.

Такая визуализация не является чем‑то материальным или конкретным, как визуализация физического тела: представляемые образы должны быть такими же прозрачными как радуга, возникающая в небе. Повторять мантру не нужно во весь голос: пусть её слышит лишь воротник вашей рубахи или люди, находящиеся в непосредственной близости.

Не отклоняться от этих трёх - есть самый «простой способ практики».

Если ты оказываешься в практике медитации безо всяких усилий или

трудностей, посредством простого воспоминания о ней,

Это называется «лёгкостью поддерживания своей практики».

Эти три вещи: воззрение, визуализацию и повторение мантры всегда нужно совмещать. Это простой способ практики. На этом этапе состояние практики таково, что если вы случайно отвлеклись, всё‑таки, просто вспомнив о медитации, вы сразу же вернётесь в естественное состояние ума, нераздельность пробуждённости и пустоты. При этом здесь не возникнет никаких затруднений или препятствий. Поэтому используется название «лёгкость поддерживания своей практики».
 

Вслед за этим, когда ты посмотришь на землю, зелень, горы, камни и прочее,

Хотя всё вокруг видится отчётливо,

Оно воспринимается пустотным в сущности, точно как туман.

Твой ум и пространство сливаются в нераздельном единстве,

И ты можешь подумать, что твой ум также безграничен как небо.

Ты можешь думать: «Всё вокруг - это ум!

Ум лишён вещественности!

Он есть пустота, которая вообще ничто!

Он лишён существования. В нём нет даже толики материальности!

Он запределен и несуществованию, поскольку проявляются разнообразные вещи!

Он не существует и не отсутствует!

В таком случае можно подумать: «Ум не имеет вещественности или конкретности. Он есть полная пустота, вообще ничто. Не обладая существованием, он лишён даже атома материальности. И всё же, поскольку проявляется множество вещей, он также не является и несуществующим. Это потому, что его сущность пустотна, а его природа - светоносность или способность познавать. Он есть нечто ни существующее, ни отсутствующее». Само воззрение должно быть свободным от любых цепляний. До тех пор, пока вы будете держаться за мысль: «Он такой‑то и такой‑то!» или «Он не такой и не эдакий!» - ваше воззрение ограничено. Величайший мастер Мипам Ринпоче говорил: «Его изначальная чистота от всех построений исключает крайность существования. Поскольку спонтанно присутствует проявление осознавания, он свободен от крайности несуществования».

Если тебя зажмут тиски таких мыслей,

Ты заблудишься в четырёх дхьянах Бесформенных Миров.

Это называется «убеждением в бесконечной фиксации».

Разные так называемые «понимания» или «постижения» являются просто тонкими концепциями, или тонкими умственными построениями. Они происходят из‑за интенсивной практики шаматхи и возникающей привязанности к вытекающим переживаниям, а также в результате цепляний за такие представления, как «Он такой, как он есть!». Тот, кто держится за такие тончайшие привязанности или цепляния, оказываясь скованным в тисках этих мыслей и понятий, попадёт в то, что называют четырьмя сферами восприятия Бесформенных Миров- В сравнении с нижними мирами, высшие миры довольно приятны, но всё же они не являются освобождением. Вы всё‑таки находитесь в круге миров самсары и можете упасть в ады. Поскольку эти переживания не являются освобождением, не нужно рисковать, цепляясь за них.

До тех пор, пока вы держитесь за такие мысли, как: «Ум существует!», «Ум не существует!», «Ум - и существующий, и несуществующий!», или «Ум - ни существующий, ни несуществующий!», - вы всё ещё просто цепляетесь за идеи, фиксируетесь на других понятиях.

Не цепляясь, естественно смотри в сущность

всего происходящего.

Тогда наблюдатель и наблюдаемое смешаются воедино,

Безо всякой фиксации на «созерцании» и «медитации».

Эта практика естественного «созерцания» означает пребывание в естественном состоянии. Сначала кажется, что есть и «медитирующий», и некий объект, «на который медитируют», но с продвижением в практике, наблюдатель и наблюдаемое смешиваются в одно, точно как в вышеупомянутом высказывании Лингже Репы.

Учения Дзогчен называют это четвёртым временем великой равностности. То, что мы называем временем, - это просто надуманное понятие. Четвёртое время великой равностности означает выйти за пределы умственных построений трёх времён - прошлого, настоящего и будущего.

Подобно обычному человеку, который свободен от мыслей о том и этом,

Придёт время, когда кроме совершенно обычного присутствия,

Все цели и действия вообще истощатся.

Ты освободишься даже от прежних переживаний

блаженства, ясности и безмыслия.

Кто‑то малообразованный подумает: «Моя медитация пропала!»,

И попытается вернуться к своему прежнему «состоянию», но не сможет и тогда придёт в отчаяние.

Если ты крайне самонадеян, то можешь подумать, что достиг «стадии немедитации».

Но на самом деле, это просто называется «видением сущности».
 

Это постижение обнажённого, обычного ума.

Ни заблуждение живых существ, ни достижение реализации нисколько не ухудшает и не улучшает Махамудру основы. Её вообще невозможно усовершенствовать или создать никакими средствами, также как и сделать объектом мысли, например, точкой опоры в медитации. Она никогда не может быть изменена никоим образом. Выполнив достаточное количество практики, вы естественным образом достигнете такого момента, когда станете в точности как обычный человек. Ваши ощущения будут такими же, как у обычных людей, но без каких либо особых мыслей о том и этом. У вас исчезнут прежние ощущения, когда вы чувствовали множество особенных вещей, таких как переживание безмыслия или сильного блаженства и плавности, или ясности. В то время вы чувствовали: «Теперь я точно обладаю какими‑то супер‑познаниями». Все такие переживания исчезнут, и малообразованный человек может подумать: «О, нет! Моя медитация пропала. Ничего не происходит. Я просто обычный человек».

В этот момент, когда исчезли все виды различных прежних состояний и разных медитативных переживаний, вы можете испытать ощущение потери и попытаться возобновить эти переживания. Но если они не происходят, вы расстраиваетесь и отчаиваетесь, думая: «Всё потеряно!». Такие мысли являются результатом малой образованности. Тот, кто хоть как‑то учился и самоуверен, может подумать: «Теперь я достиг трона Дхармакаи немедитации!». Но на самом деле, это состояние ещё не является немедитацией, а только тем, что называют неискажённым, неподдельным и неизменённым «видением сущности». Это просто «видение сущности ума», которое является не полной реализацией состояния «немедитации», а постижением обычного ума. Это только первый шаг на пути осознавания вашей сущности. Вам всё‑таки ещё потребуется совершенствовать тренировку и достичь стабильности. Состояние распознавания необходимо продолжать.
 

Определись, что все вещи - твой собственный ум;

Что ум пуст и запределен выражениям, мыслям или описаниям.

Хотя и нечего делать, кроме естественного пребывания в неизмышлённости,

Когда ты время от времени отвлекаешься,

Тебе не удаётся распознать своей сущности,и ты сбиваешься в состояние обычного заблуждения.

Вернись к распознаванию с помощью внимательности и раскайся, подумав:

«Я отвлёкся!»

Потому что без осознанности ты - просто обычный человек.

Только поддерживая внимательность, ты снова вернёшься к практике.

Поэтому, снова и снова применяй внимательность.

Придите к решению, что все‑переживания и ощущения - это ваш собственный ум, который пустотен и запределен мыслям и описаниям. Больше ничего не нужно делать, кроме как естественно пребывать в медитации. Но иногда вы можете отвлечься, вам не удаётся распознать свою сущность, и вы попадаете в состояние обычного заблуждения. Будьте внимательны и осознайте, что вы отвлеклись. Если вам не удаётся поддерживать внимательность, то вы ничем не отличаетесь от обычного человека. Под «обычным человеком» здесь имеют в виду обывателя, пребывающего в замешательстве и путанице, а не того, кто пребывает в состоянии «обычного восприятия».

Внимательность вносит решающее различие. Если просто поддерживать внимательность, вы будете вновь возвращаться к практике. Постоянно напоминайте себе о ней именно посредством такой осознанности. Это крайне важно! Третий Кармапа, Рангджунг Дордже, отмечал: «В распознавании сущности ума нет ничего удивительного и особенного. То, что важно - это постоянно его поддерживать». Распознав воззрение Махамудры, естественное состояние нераздельных про‑буждённости и пустоты, вы должны посредством практики усилить это постижение и достичь устойчивости в воззрении.

Согласно Махамудре постижение воззрения усиливается с помощью медитации Шести Йог (Наропы); согласно Дзогчену - посредством практики Тогал. Также можно отправиться в какие‑нибудь страшные места, например на кладбища, и практиковать Чод, поднося своё тело демонам и духам. Считается, что практика Чод сильно улучшает воззрение и медитацию.

Ясность возрастает, если ты снова и снова поддерживаешь взгляд.

Иногда однонаправлено практикуй в уединении,

А в другое время смешивай практику с повседневной жизнью.

Все прочитанные священные писания и учения сиддхов Индии и Тибета,

Будут в это время гармонировать с твоим умом.

Практику можно улучшить, иногда переводя взгляд и изменяя положение тела. Если вы ощущаете вялость, нужно поднять взгляд и посмотреть в небо. Тогда ясность возрастёт. С другой стороны, если вы возбуждены, опустите взгляд. Всегда смешивайте практику с повседневной деятельностью. Поддерживайте практику когда вы едите, разговариваете или ходите. Если вы ложитесь спать, то попытайтесь, насколько это возможно, поддерживать осознанность практики, даже когда вы усыпаете. Также важно время от времени практиковать в условиях ритрита, где тело находится в уединении, речь - в безмолвии, а ум свободен от мирских отвлечений. В таких ситуациях практика безусловно улучшится.

На этом этапе, достигнув некоторой устойчивости в практике, вы обнаружите, что все священные писания и все различные учения совершенных мастеров Индии и Тибета, которые вы читаете, так или иначе предназначены для вашего ума. Все они будут в какой‑то степени очень полезными. Все учения говорят или об исконной природе ума, или о том, как совершенствовать тренировку её постижения. Все они покажутся вам очень подходящими и полными смысла.

Если твоё усердие велико, ты будешь часто распознавать сны.

Если твои усилия слабы, то ты мало что распознаешь.
 

Усердствовать очень важно, но не нужно это делать жёстко. Усердие или усилия должны быть похожи на равномерное течение реки. Практикующим не следует иногда подгонять или толкать себя, а потом всё бросать. Усердие означает быть очень постоянным и неизменным.

Говоря о Махамудре, Его Святейшество Кармапа и другие великие мастера говорили: «На протяжении всего дня я никогда не отклоняюсь от воззрения. Даже заснув, я никогда не теряю воззрения во время того, что у обычных людей называется „привычной тенденцией сна". Я могу непрерывно поддерживать практику, но когда я усыпаю, всё же есть краткое мгновение, когда это оказывается немного трудным». Поэтому практику нужно поддерживать непрерывно.

Затем, несмотря на ясное и отчётливое проявление,

Все внешние миры с населяющими их существами

Неделимо сливаются с пустотой и умом,

Точно как тающий лёд становится водой.

Они являются умом независимо от того, медитируешь ли ты или не медитируешь.

Тогда ты осознаёшь, что с самого начала ум пуст

И не обладает конкретным существованием.

Это - существенный момент изначальной пустоты, в которой нет таких различий,

Как медитация и немедитация, отвлечение и неотвлечение.

На этом этапе, медитируете вы или нет, - всё вокруг является только умом. «Ум» здесь относится к тому, что называют недвойственным осознаванием, ригпа. Вы постигаете существенный момент исконной пустоты,- что ум пуст, и эта пустота изначально лишена реального существования. Она полностью свободна от таких различий, как медитировать или нет, отвлекаться или нет. Всё вокруг есть только осознавание.

Умы всех будд и умы шести классов существ

Неделимы в сущности, будучи пустотностью с самого начала.

Смысл этого воззрения неделимости самсары и нирваны

Проявится тогда изнутри твоего бытия,

Не оставаясь просто сухим пониманием,

Полученным из изученных книг и высказываний твоих мастеров.

Если это произошло, не считай себя возвышенным,

Только из‑за того, что стал называться «реализованным человеком».

Умы всех будд десяти направлений, всех бодхисаттв и шести классов существ изначально являются пустотой и одинаковы в своей сущности. Опять таки, «ум» здесь относится к осознаванию, просветлённой сущности.

Не оставаясь просто сухим пониманием, полученным в результате изучения книг и изречений мастера, это воззрение нераздельности самсары и нирваны проявится тогда изнутри вашего бытия. Вы достигнете истинного переживания и понимания, а не просто ещё одной теории. Слово «теория» здесь - это как одежда, сшитая из лоскутков; если вы наденете её, она через какое‑то время порвётся.

Но сначала, приобретя интеллектуальное понимание и применив его на практике, вы получаете некое представление, вкус того, о чём говорилось. В этом контексте, полностью ощутить вкус смысла называется «переживанием». Тогда это уже не просто представление о том, что такое учения, а какое‑то внутреннее переживание, которого мы действительно достигли.

Махамудра включает в себя так называемый путь средств, или Шесть Доктрин Наропы, и путь освобождения, то есть само воззрение. Здесь мы обсуждаем воззрение.

Дзогчен тоже имеет два аспекта: Трекчо или «прорыв сквозь», и Тогал или «прямой перенос». Здесь мы изучаем Трекчо, воззрение изначальной чистоты.

Прежде всего, нужно познакомиться с воззрением. Распознав его с помощью прямых устных наставлений мастера, нужно сохранять его непрерывность, поддерживать сущность. Недостаточно просто распознать воззрение только один раз. Нужно постоянно поддерживать это распознавание, не впадая в какие‑либо ошибочные или подобные ему состояния, о которых упоминалось в тексте. Всевозможные отклонения становятся причинами попадания в высшие миры самсары: в Миры Форм и Бесформенные Миры четырёх бесконечных сфер восприятия. Поэтому нужно стараться не впадать в такие ошибочные отклонения. Если вы слишком сосредоточены на шаматхе, то это тоже может стать причиной отклонения в состояние, называемое «прекращением шравак».

Поддерживая воззрение, оно должно быть лишено всякой фиксации, привязанности или размышления, а также вообще какого бы то ни было искажения или надуманной медитации. Когда вы станете опытными в этом, вас иногда могут называть «знатоком медитации» или «реализованным человеком».
 

Я говорю тебе это из своего собственного опыта ‑

с чистым намерением.

Если я разгласил какую‑то тайну, я раскаиваюсь в этом перед своими Ламами и Йидамом.

Мой собственный опыт и образование не простираются дальше этого,

Поэтому, если ты хочешь знать большего, изучай все священные писания.
 

Этот текст содержит в себе множество учений, которые, как правило, держатся в секрете. Защитники Дхармы, такие как Махакала и Махакали и прочие, охраняют эти учения. Перед этими существами и своими собственными мастерами Карма Чагмей признаёт свою собственную вину, если какие‑то тайны были неверно разглашены.

Учения Ваджраяны обычно сокрыты печатями шести пределов и четырёх методов. Объяснив и «обнажив» сущность некоторых из этих тайных учений, Карма Чагмей говорит: «Мне очень жаль!», если они попали на слух недостойному человеку.

Здесь очень кратко и ясно объяснена квинтэссенция всех обширных учений девяти колесниц, сущность единства Махамудры и Дзогчена. Если вам всё же требуется больше деталей и обширных учений, следует изучать другие различные писания.
 

Чтобы «опечатать» всю обусловленную

и необусловленную добродетель Посвящением с «чистотой трёх сфер»,

Будет достаточно просто посвятить заслугу в состоянии этой практики.

Хотя и есть множество способов объяснения этой троекратной чистоты,

Точно как в примере управления лошадью с помощью поводьев,

Этого будет достаточно.
 

В завершение практики мы должны «запечатать» практику посвящением троекратной чистоты. Троекратная чистота подразумевает посвящение заслуги без цепляний за концепции трёх сфер: субъекта, объекта и действия. Обусловленная добродетель означает практику, не охваченную троекратной чистотой, а . необусловленная добродетель - практику, которая охвачена ею. Такой метод посвящения заслуги делает её неистощимой. Как в случае управления лошадью с помощью поводьев: если повернуть поводья на юг, лошадь поскачет в этом направлении, повернув их на север, лошадь направится туда. Заслуга может быт! направлена точно так же, и именно по этой причине так важно её посвящение Хотя эта троекратная чистота может быть выражена множеством способов просто посвящения заслуги из состояния самой практики уже достаточно. Пре бывая в состоянии нераздельных сострадания и пустоты, посвятите заслугу, охва тив её неконцептуальной троекратной чистотой. Этого достаточно.
 

Молись, чтобы переродиться в Сукхавати,

Поскольку переродиться там не трудно и очень полезно.

Отбрось все сомнения в том, сможешь ли ты там переродиться или нет,

Потому что гарантией такого перерождения служит устремление Будды.
 

Много говорится о чистых мирах, например, о Сукхавати, блаженном мире Будды Амитабхи, но фактически, само понятие «чистый мир» относится к нашему переживанию, когда оно очищено. Если ваше восприятие чисто, то это само по себе и есть чистый мир. С постижением абсолютной природы такой, как она есть, нет никакого иного Сукхавати, кроме неё. Но в общепринятом смысле, благодаря устремлениям и состраданию будд всё‑таки существуют определённые чистые миры, очень благоприятные для практики. Например, Гора Цвета Меди, чистая земля Гуру Ринпоче, а также Блаженный Мир Сукхавати. Практикующим следует создавать устремление переродиться в одном из таких миров. Если вы ещё не постигли абсолютного воззрения, но всё же накопили много заслуги, вы также можете переродиться в чистой земле. После смерти, посредством однонаправленной преданности и сострадания, вы по своему желанию можете родиться в таком месте.

Считается, что благодаря устремлениям Будды Амитабхи переродиться в Сукхавати, довольно просто. Там вы будете жить рядом с Буддой Амитабхой и бодхисаттвами. Получая учения Махаяны и практикуя, вы быстро продвинетесь по пяти путям и десяти бхуми, и, в конце концов, станете неотделимыми от состояния просветления самого Будды Амитабхи. Переродиться там не только не трудно, но и очень полезно: после этого уже невозможно снова упасть в миры самсары. Обладая глубокой преданностью и однонаправленностью ума, в момент смерти действительно возможно отправиться в чистый мир подобно стреле, выпущенной из лука. Именно по этой причине, нужно снова и снова создавать устремление переродиться в чистом мире.

В момент смерти у вас не должно быть никаких сомнений в том, что вы сможете переродиться в Сукхавати; возможность перерождения там полностью зависит от ваших устремлений, веры и заслуги.
 

Если в какой‑то момент ты осознаешь, что блуждаешь в бардо,

То ты, несомненно, отправишься в чистый мир.

Итак, держи это в уме с нынешнего момента,

И ты прибудешь туда в то самое мгновение, как только вспомнишь об этом в бардо.
 

Раз уж мы родились/ то нам несомненно предстоит умереть. Этого нельзя избежать. После смерти душа будет странствовать по бардо. В это время самое важное - просто пребывать в состоянии присущей пробуждённости, на которую указал ваш учитель. С помощью этого вы непременно проявитесь в одном из чистых миров трёх кай. Чтобы это произошло, нужно очень хорошо освоить такую практику в течение этой жизни: либо достигнуть этого, пребывая в пробуждённости, либо представив, что вы уже сейчас находитесь в состоянии бардо и думаете: «Что мне теперь делать?». Уже сейчас нужно быть уверенными, что вы сможете вспомнить о практике во время состояния бардо. Это очень важно.

Вопросы и ответы


УЧЕНИК: Не могли бы вы чуть больше рассказать о «временных переживаниях»?

РИНПОЧЕ:  Мы называем их ньям. Сейчас наша фиксация на твёрдой реальности лишь немногим лучше таковой животных, - не намного разумнее. С продвижением в практике наше цепляние уменьшается. В результате этого усиливаются наши качества. То же и с нашими препятствиями. У нас может происходить множество различных вещей, как во сне, так и в том, что называется ньям или временными переживаниями, сопровождающими медитацию.

Есть история, рассказывающая об ученике, которому мастер сказал прийти в определённое время. Ученик пришёл, но в пещере никого не обнаружил, кроме, разве что, лужи воды. Подумав: «Это странно», он ушёл. Случайно повстречав своего друга по Дхарме, он спросил: «Где мастер?».

Его друг сказал: «Он в своей пещере».

Ученик возразил: «Но я там только что был и никого не видел».

«Не знаю, может, ты что‑то перепутал, но он находится именно там».

Тогда ученик вернулся в пещеру и теперь уже обнаружил в пещере маленький пруд. Он подумал: «Это действительно странно». Он бросил в воду камешек и ушёл.

Затем он снова встретил своего друга по Дхарме. Они вместе вернулись в пещеру и увидели там мастера, который сидел в позе медитации и держал в руке камешек. Тогда мастер сказал: «Возможно, ты не видел меня. Я практиковал самадхи».

Во время практики медитации может возникать множество различных переживаний, но все они временны. Они приходят и уходят, но таят опасность, если за них цепляются и считают их реальными.

Также говорят, что, достигнув реализации, можно видеть всех существ, которых обычные люди не видят - нематериальных существ, духов и так далее.

УЧЕНИК: Если у нас возникают сомнения, когда мы практикуем учения, то, как мне кажется, есть три вещи, которые можно сделать: разрешить это сомнение просто на уровне самостоятельного размышления, обсудить его с нашим учителем или просто отнестись к сомнению как усилившимся волнам на воде. Чем лучше руководствоваться в таком случае?

РИНПОЧЕ:  Каждая из этих трёх вещей важна, но для каждого отдельного случая. Лучше, если вы сможете избавиться от сомнений самостоятельно, но если вы не способны этого сделать, следует попросить разъяснений. Самое лучшее - увидеть, что сущность сомнения, это просто ещё одна мысль, что уже само по себе заставит сомнение исчезнуть. Тогда вы останетесь в состоянии, где пробуждённость и пустота нераздельны, не пытаясь выдумывать, и никоим образом не отвлекаясь. Если же вам пришлось анализировать ваши сомнения, то лучше всего после этого прийти к несомненному решению. Однако этот метод не всегда работает, и тогда важно посоветоваться с компетентным учителем. Но с постепенным улучшением практики вы становитесь опытнее в медитации, и тогда у вас появляется гораздо больше возможностей быть своим собственным учителем.

УЧЕНИК: Ринпоче, какова взаимосвязь, если таковая имеется, между «предварительными практиками» и этой практикой Махамудры?

РИНПОЧЕ:  Вообще, предварительные практики считаются важными, поскольку служат основой для главной практики, в точности как при постройке дома: чтобы впоследствии дом не рухнул, необходимо начать с крепкого фундамента. Аналогично этому, предварительные практики служат твёрдым фундаментом для главной части практики. Поэтому считается, что предварительные практики способствуют реализации.

Также можно практиковать предварительные, охватывая их главной практикой. Например, практикуя медитацию и рецитацию Ваджрасаттвы, мы осуществляем визуализацию и повторяем мантру. Это стадия развития, но в завершение приходит момент, когда мы пребываем в естественном состоянии ума Махамудры, в том случае, если мы уже распознали его. Новичок, ещё не распознавший естественного состояния, просто пребывает в обычной шаматхе.

Особые цели четырёх предварительных практик - это очищение омрачений, собирание двух накоплений и в частности, гуру йога , помогающая получить благословения для быстрого постижения воззрения Махамудры.

УЧЕНИК: Почему у людей, с самого момента их рождения, возникают такие сильные желания: «Я хочу это, хочу то». Какова причина этого?

РИНПОЧЕ:  Это - главная причина самсары. Сначала мы думаем: «Я», потом: «Моё» или «Мой», а потом: «Я хочу это». Это становится причиной всех беспокойств. Думая: «Я», мы будем думать и: «Ты». Когда мы думаем: «Ты», мы думаем: «Твоё», и тогда начинается беспокойство. Мы думаем: «Я хочу твои вещи. Ты не такой как я. Ты - это не я». Причиной того, что мы думаем: «Я», начиная уже с самого момента нашего рождения, является неведение. Вначале эгоцентричное цепляние не очень сильное и не очень развитое, но с взрослением ребёнка эта склонность становится всё сильнее и сильнее. Мы даже в каком‑то смысле тренируемся в развитии нашего эго, и, вырастая, становимся полностью оперившимися и ненасытными эгоистами, не способными получить удовлетворения.

По отношению к равным нам людям мы испытываем ревность и зависть. Мы относимся с презрением и пренебрежением к тем, кто ниже нас, и осуждаем и чиним препятствия тем, кто в более высоком положении. Так, эго не может найти никакого удовлетворения.

У эго или «я» нет никакой основы для этого названия. Оно просто кажется существующим, хотя в нём нет истинного существования. Когда человек рождается, у него нет имени. Имя дают позже, поэтому имя и личность - это две разные вещи. Впоследствии человек привыкает к имени, держится за него и злится, если его незаслуженно обвиняют. Мы держимся за идею, что мы и наше имя - это одно и то же. Если мы по‑настоящему исследуем явления, то обнаружим, что приписываемые вещам ярлыки не имеют под собой реальной основы. Исходя из того, как вещи проявляются, и как они воспринимаются на

грубом уровне, мы даём название целому скоплению вещей. Так, например, образуется обобщённое название «плоть» и «кости».

До тех пор, пока мы не проанализируем, возникает беспокойство. Как только мы начинаем тщательно исследовать, каково же явление на самом деле, то всё проясняется.

УЧЕНИК: С одной стороны похоже, что текст осуждает переживания, а с другой стороны, говорит, что переживания являются знаками реализации. Мне кажется, я не могу понять различие. Ринпоче, не могли бы вы объяснить это?

РИНПОЧЕ:  Вся разница в том, стараетесь ли вы удержать, зафиксировать или видоизменить переживание или же нет. В этом состоит ошибка, отклонение от верного пути. Если вы не держитесь за переживание или не фиксируетесь на нём, то нет никакой ошибки. Выражение «обычный ум» очень важно. «Обычный» - значит не искажённый, не исправленный, совершенно неизмышлённый, а просто Оставленный таким, как он есть.

УЧЕНИК: Ринпоче, чем отличается переживание випашьяны, в которой пытаются обнаружить того, кто медитирует, от шаматхи без опоры?

РИНПОЧЕ:  Прежде всего, шаматха с опорой или без, с сосредоточением на объекте или без него, - это всё равно шаматха. Ум всё‑таки прикован к чему‑то, спокойно оставаясь в переживании. Есть у него опора или нет, - в основе своей он остаётся таким же. В випашьяне мы исследуем: «Что же является тем, что медитирует?». Не получив указующих наставлений, невозможно прийти к какому‑то существенному заключению. Просто думать: «Кто же медитирует?», - это само по себе просто ещё одна мысль. Но, тем не менее, в этом есть смысл, потому что момент, когды мы взглянули: «Что же является тем, что медитирует?», можно использовать потом. Например, сначала наш ум пребывает на слоге ХРИ в сердечном центре, а потом мы всматриваемся, что же медитирует. В этот момент всё просто исчезает. В тот момент приобретает важность указание на природу ума. Между «видением сущности» и просто «пребыванием» огромная разница.

УЧЕНИК: Когда вы говорили о Махамудре пути, вы ссылались на слова Мила‑репы, что хотя Махамудра и беспричинна, всё же она может быть распознана благодаря сильной вере и преданности. Могли бы вы объяснить, как это работает?

РИНПОЧЕ:  Традиция Кагью, в частности, называется линией преданности. Преданность или сильная вера важна, поскольку Махамудру невозможно распознать только с помощью изучения и интеллектуальной подкованности. Не взирая на усердие, невозможно распознать Махамудру только посредством одной лишь медитации, или благодаря просто накоплению заслуги и очищению омрачений. Так как же распознать Махамудру? Мастера Махамудры, в частности, учителя Кагью, говорят: «В момент сильной преданности к тому, на кого можно полностью положиться и довериться, появляется возможность распознавания Махамудры». Поэтому вера и преданность очень важны.

Благодаря преданности вы можете получить благословения. В этом контексте слово «благословение» используется не в смысле конкретной вещи, которую передаёт один человек другому, - нам просто нужно это как‑то называть. Мы говорим о «получении» благословения», потому что происходит передача мудрости. Мастер не вручает нам какую‑то «вещь», но в момент преданности все концепции и тревожащие эмоции сами собой исчезают и поэтому очень легко распознать сущность ума. То, что называют «благословением» - это возможность распознавания. Но к распознаванию могут привести не только вера и преданность. Точно такую же возможность предоставляет сильное сострадание, равно как и шок, потрясение или неожиданный страх. Последний может быть опасным, поскольку может вам повредить, если ваш ум на самом деле не устойчив. Однако в преданности и сострадании нет никакой опасности.

УЧЕНИК: Если сострадание и пустота или светоносность и пустота являются основным источником момента переживания или осознавания, то возникают ли из них проявления концептуального ума и материального мира? Возникают ли из пустоты формы и проявления?

РИНПОЧЕ:  (Долгое время Смеётся) Прежде всего, чтобы обнаружить, какова на самом деле наша исконная ситуация, вы должны исследовать вопрос и проверить для себя: «Что воспринимается или проявляется, и кто собственно воспринимает? Каково восприятие того, что проявляется?». Если вы действительно вглядитесь в это, то все проявления, как они есть, запредельны возникновению - ниоткуда не появляются, нигде не пребывают, а также не исчезают. Но при этом, кажется, что существуют индивиды, то есть те, кто воспринимают проявления. Кажется, что есть воспринимаемое и, что происходит сам процесс восприятия. С дальнейшим продвижением в практике это становится яснее. И лишь из заключения, что нечто воспринимается, не следует, что оно существует. Например, надавив на свои глаза, вы можете увидеть, что всё двоится. Но, на самом деле, это не так. То же самое и со снами. Всё, что нам снится, не обязательно существует в реальности. Также, если вы употребляете разные наркотики, то можете увидеть разнообразные видения, но •и это не значит, что они существуют.

Итак, ошибается тот, кто воспринимает, воспринимаемое им - это нечто ошибочное, и само восприятие тоже ошибочно. Как и во сне, все три аспекта ошибочны. Это просто заблркдение. Когда вам снится сон, вы чувствуете и переживаете нечто. Хотя вы действительно что‑то чувствуете, на самом деле ничего этого нет, даже если и вещи кажутся очень реальными. Если вы в своём сне идёте над пропастью, вы цепко держитесь и пытаетесь не упасть. Если появляется кто‑то и хочет вас ударить, вы оказываете сопротивление. Иногда вы чувствуете, будто вас обидели. Пока мы видим сон, кажется, что есть что‑то, вызывающее ощущение, есть кто‑то, кто ощущает, и что происходит ощущение.

Но с точки зрения бодрствующего состояния сон длится лишь очень краткое время, и его можно легко посчитать нереальным, не происходящим на самом деле. Но как мы можем это доказать? Если бы наши сны длились месяцами и месяцами, тогда какими бы они нам показались?

УЧЕНИК: В конце этой песни упоминалось о неоднократном распознавании снов. Могли бы вы объяснить нам, что это значит?

РИНПОЧЕ:  Спать можно по‑разному. Некоторые люди спят в совершенно отсутствующем и тупом состоянии, вообще ничего не замечая. Другие спят в более ясном состоянии. Они переживают разнообразную панику, убегая от того и этого, повторяя свои дневные ощущения. Всё это - только путаница и беспорядок, называемая «двойным заблуждением», потому что бодрствующее состояние омрачено, а сны - вдвойне. Но с обретением некоторой устойчивости практики в бодрствующем состоянии, вы можете в ночное время смешивать сон со светоносностью и спать в состоянии светоносности. Это довольно трудно объяснить, поскольку это связано с вашим собственным уровнем опытности в практике.

УЧЕНИК: Ринпоче, вы говорили о трёх способах распознавания Махамудры - преданности, сострадании и шоке. Вы объяснили, как работает преданность, но как это происходит с состраданием? Как работает сострадание, и нужно ли практиковать сострадание, чтобы распознать Махамудру?

РИНПОЧЕ:  Эти учения предназначены для того, у кого уже есть компетентный мастер, а не просто для тех, у кого имеется лишь немного веры или сострадания. И преданность, и сострадание практикующего, не получившего указующих наставлений - это всего лишь мысли. Не обязательно, что они приведут к реализации. У того же, кто получил надлежащие наставления, реализация может возникнуть в момент сильного сострадания.

УЧЕНИК: Какого рода шок может вызвать реализацию?

РИНПОЧЕ:  Электрошок. (Смеётся) Правда! Попробуйте. (Смеётся) Нет, нет! Я шучу. Это опасно и такое может сделать только компетентный мастер. Если мы станем пугать друг друга, мы можем попасть в массу неприятностей.

Например, есть старая история об одном практикующем, который долгие‑долгие годы полностью отдавался практике, делая миллионы простираний, но ничего особенного не происходило. Его мастер, который был необычным учителем и мог знать, что на уме у других, увидел, что самое время для ученика пойти в горы и оставаться там одному. Между тем, мастер послал вперёд одного человека, чтобы тот внезапно выскочил и закричал: «буу!» или что‑то подобное. Мастер тоже пошёл туда и сразу же дал ученику указующие наставления. Он сказал: «Это оно! Теперь ты распознал». Если обычный человек пытается сделать что‑то подобное, это называется подражанием собаки прыжку льва. Лев может перепрыгивать над пропастью с одного обрыва на другой со всем достоинством и величием, благополучно оказываясь на другой стороне. Если бы собака собралась подражать ему, она бы просто с воем упала вниз и умерла, переломав себе кости.

УЧЕНИК: Прежде вы говорили о снах. Если уже во сне осознаёшь, что спишь, и возникает мысль: «Так, теперь я знаю, что вижу сон. И что я должен делать? Я могу что‑то предпринять». Нужно ли делать что‑то особенное?

РИНПОЧЕ:  Прежде всего, если мы распознаём сны, то обычно это просто мысль. Мы думаем, что распознаём сон, но на самом деле это просто ещё одна концепция. Это просто часть сна, а не настоящее распознавание или осознавание того, что мы видим сон. Это просто сон о том, что мы его распознаём. (Смеётся). На самом деле, действительно распознать сон и получить возможность абсолютно свободно делать всё, что захочется, довольно трудно и, скорее всего, почти невозможно без предварительной тренировки в Шести Йогах. Если вы практикуете Шесть Йог, в них есть этапы, называемые созданием и преобразованием сновидений.

УЧЕНИК: Вы часто говорите о «тревожащих эмоциях». А есть ли тревожащие эмоции?

РИНПОЧЕ:  Да. Они называются добродетельными умственными состояниями. Это такие состояния как вера, преданность и сострадание. Абхидхарма говорит об одиннадцати добродетельных умственных состояниях, но есть и множество других. В контексте Махамудры и Дзогчена, хорошая мысль - это просто ещё одна мысль. Мы должны понимать вещи в соответствующем контексте.

УЧЕНИК: Из пяти тревожащих эмоций, на мой взгляд, гордыня, из‑за её тонкости и мысли, которая за ней стоит: «Я лучше всех», мешает нам бороться с другими отрицательными эмоциями, поскольку мы не верим, что они у нас есть. Ринпоче, не могли бы вы объяснить нам, как побороть гордыню?

РИНПОЧЕ:  Прежде мы говорили, что из пяти тревожащих эмоций, хоть привязанность, гнев и заблуждение, и кажутся на первый взгляд наихудшими, на самом деле, самыми худшими являются гордыня и зависть, потому что их проще всего иметь и труднее всего распознать и отбросить. Кроме изучения, осмысления и медитации, другого пути нет. Больше ничего нам не поможет.

УЧЕНИК: Текст говорит: «Во время практики главной части, покой - это пребывание в полной свободе от мышления; возникновение - это когда ум блуждает в десяти направлениях, не оставаясь в покое, а осознавание значит замечать всё, что происходит, будь‑то покой или возникновение». Хотелось бы знать, под покоем понимают покой шаматхи или же покой випашьяны, о котором учил Тулку Ургьен?

РИНПОЧЕ:  В чём состоит разница между покоем и обычным умом? Три наставления о покое, возникновении и осознавании согласно системе Махамудры - это учения, дающиеся до прямого введения в природу ума. Это способ понять, чем же является наш ум, что такое наше сознание. Как правило, обычный человек просто думает: «Да, у меня есть сознание и ум», но не имеет точного представления, что это и каким оно является. Так, исследование покоя, возникновения и осознавания есть способ, помогающий узнать, на что похож ум. Это делают после того, как вам говорят: «Вначале позвольте уму успокоиться. Остаётся ли он в покое? Выясните это. Он думает? Происходит ли движение? Позвольте ему думать, но наблюдайте за ним в процессе размышления. То, что замечает и наблюдает покой и возникновение мыслей, называется осознава‑нием. Итак, теперь посмотрите, на что похожа внимательность или осознавание». Вы изучаете всё это, исследуете и спрашиваете себя: «Что наблюдает?». Найти хоть какой‑то ясный ответ на этот вопрос оказывается невозможным. Дать точное определение «уму», что он такой‑то и такой‑то, невозможно. И именно в этот момент мастер указывает на обычный ум.

УЧЕНИК: Значит, эта попытка осознать и есть тот поворотный пункт, когда мы начинаем получать более глубокие учения...

РИНПОЧЕ:  Одного лишь наблюдения за покоем и возникновением мыслей недостаточно. Необходимо пребывать в равностной сущности этого наблюдения. Это и есть то, что называется Дхармакаей или обычным умом.

УЧЕНИК: Дхармакая...

РИНПОЧЕ:  Дхармакая бывает трёх видов: Дхармакая основы, пути и плода. На этом этапе мы можем назвать её только «Дхармакаей основы». Мы не можем назвать её «Дхармакаей плода», потому что в ней пока ещё не проявлены просветлённые качества.

УЧЕНИК: Мой следующий вопрос, есть ли разница между пространством Дхармакаи, которое вы с помощью этих высших учений обнаруживаете в вашем уме, и обычным пространством. Мы уже знаем, что обычное пространство всеобъемлюще, а Дхармакая обладает способностью познавать. Где‑то в процессе нашей медитации мы развиваем её до того момента, когда обнаруживаем «пространство» или Дхармакаю основы. Так что же это в точности?

РИНПОЧЕ:  Все вещи разделяются на две категории: составные и несоставные. Пространство является несоставным, поскольку его невозможно классифицировать как некое явление, имеющее определённую форму, цвет или материальную субстанцию. В этом случае нет вообще ничего, что мы могли бы определить или обозначить. Однако мы говорим о пространстве, как о какой‑то существующей «вещи», и в некотором смысле оно действительно существует, потому что оно вмещает в себе всё остальное. Но когда мы говорим о «внутреннем пространстве», распознанном или нет, то все живые существа обладают просветлённой сущностью, которая называется мудростью основы или исконной пробуждённостью. Но из‑за безначальных, хоть и преходящих омрачений мы не осознаём её. Эта исконная мудрость не представляет собой то, что можно определить или установить, схватить или охарактеризовать как существующее или несуществующее; она подобна пространству, но это не то же, что и пространство. Мудрость основы обладает грандиозными качествами, которые непроявленны в данный момент. Если мы практикуем стадии пути и, в конце концов, достигнем плода, то именно тогда и проявятся невероятно великие просветлённые качества. В этом состоит главное различие.

УЧЕНИК: Правильно ли считать пространство ума местом, вмещающим в себя мысли?

РИНПОЧЕ:  Можно сказать и так, поскольку говорится, что сущность пустотна, но природа способна познавать. Нужно хорошо понимать слово «познавание», по‑тибетски салва. Пространство и ум оба пустотны в сущности, но природа ума способна познавать, тогда как пространство не обладает собственной природой. Поэтому очищенная природа ума - это состояние просветления; когда же она не очищена, то является состоянием живых существ, попавших в самсару.

УЧЕНИК: Могли бы вы побольше объяснить разницу между шаматхой и випашьяной?

РИНПОЧЕ:  Вообще, говорят, что если шаматха превращается в состояние вялости и забытья, когда ничего не замечают, как бы находясь в обмороке или без сознания, то даже если ум совершенно спокоен и неподвижен, это всё равно огромный изъян. Если это так, и находясь в полном спокойствии, вы всё же можете выйти из этого состояния, услышав звук или почувствовав запах, тогда это нормально. В основе своей, практика шаматхи - это пребывание в полном покое, без какого либо волнения или мысленной активности. Випашьяна, с другой стороны, буквально значит «высшее видение», или «ясное видение». В этом контексте указывается на присутствие пробуждённости, познавания или мудрости. В Махамудре говорится, что невозможно развить випашьяну, не основываясь на шаматхе. Сначала практикуют шаматху, а потом ученика знакомят с випашьяной. Согласно Дзогчену, существуют различные способы, но шаматхе обычно не придают большого значения.

Скачать

Единство Махамудры и Дзогчен (0,16 Мб)


Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека