Центр тибетской медицины 'Кунпен Делек Менкан' - Дарующий благо и полезный для всех
Будда медицины
Loading

Библиотека

Дромтонпа.

Жизнеописание Дромтонпы согласно "Синей Летописи" Гой-лоцавы Шоннупэла приводится ниже с сокращениями:

"Он был из семьи Шер. Его отца звали Тасум Шушер, а мать – Кутоса Ланчигма. Он родился в год Дерева-Змеи (1005г.) в Верхнем Толунге. Мать умерла рано. С детства у него был острый ум, и он решил, что лучше уйти куда-нибудь, чем сориться с мачехой. Поэтому он ушёл в Шю и научился читать и писать. Живя там, он повстречался с Чжово Сэцуном (Jo-bo Se-btsun), который ехал из Кхама в Непал и Индию, и поверил в него…"

Когда Чжово Сэцун вернулся из Непала, они снова встретились. Дром устроился слугой в его доме.
"Он исполнял разные работы по дому, даже молол ячменное зерно и ухаживал за лошадьми и скотом. Вооружённый тремя видами оружия (стрелы, копьё и меч), он разъезжал на хорошей лошади и стерёг стадо от разбойников. Когда он молол муку, то обычно клал рядом книгу и учил её. Таким образом, он продолжал учиться с великим состраданием. По соседству жил один учёный по прозвищу Колючки Грамматики, и с ним он изучил письмо ланча и вартула.
Он спросил учёного:
– Кто величайший учёный в Индии?
Тот ответил:
– Когда я жил в Индии, величайшим был Наропа. Был там также монах из царской семьи по имени Дипанкара Шриджняна. Если он ещё жив, то станет великим.
Как только Дром услышал это имя, великая вера пробудилась в нём, и он почувствовал сильное желание встретиться с Дипанкарой. Он всё думал, удастся ли ему встретить его в этой жизни и, узнав от путников, что Учитель прибыл в Ари, попросил Сэцуна отпустить его сходить туда. Сэцун разрешил, не высказав никакого недовольства, и дал ему осла с поклажей и книги. И Дром пустился в путь. Добравшись до берегов реки Огчу, он услышал шум в одном доме и спросил:
– Что там происходит?
Ему сказали, что это Танха Пэрчун справляет поминки по своему отцу Тан Пэрчену и угощает вином родственников. Он присоединился к поминкам. Танха Пэрчун сказал:
– Я – великий человек! Ты должен приветствовать меня в манере лисьего танца!
И Дром приветствовал его. Пэрчун любил религиозные споры и завёл с Дромом разговор на религиозные темы. Дром опроверг каждое его слово, и тот сказал:
– Я слышал, что в Кхаме есть один очень учёный упасака1, Дром. Не ты ли это?
Дром ответил:
– Может быть, я.
Этот человек удивился и, вытащив ковёр, на котором сам сидел, предложил Дрому сесть на него. Затем он подарил ему хорошую лошадь с уздечкой, к которой был привязан кусок шёлка (хадак), попросил прощения за то, что заставил себя приветствовать и сказал:
– Я буду Вас поддерживать. Вы должны устроить монастырь в Радэне и стать моим наставником.
Дром ответил:
– Сейчас мне некогда. Я еду в Ари встретиться с одним пандитой! Позднее, если обстоятельства позволят, я стану вашим наставником и устрою монастырь в Радэне.
Затем Дром отправился в Пэн-юл. Он заехал выразить своё уважение Шану Ченпо из Гьяла, который дал ему наставления упасаки. Там же он повстречал Кава Шакья Вангчуга и сказал ему:
– Сейчас я еду на встречу с пандитой. Если его пригласят в Уй, я пошлю Вам письмо. Тогда вам нужно будет связаться с влиятельными людьми из тех мест и прийти приветствовать его.
Тот согласился. Дром не поехал по дороге, что вела через населённые земли, а отправился через северную пустыню. На пути ему явился незнакомец и сказал:
– Сейчас беспорядки в Нашю. Я должен идти.
Сказав это, он неожиданно превратился в смерч. Позднее Дром говорил:
– Это был Пэкар. Если кто-то правильно следует Дхарме, то Пэкар тоже хорошо хранит Дхарму.
А когда потом он не мог найти тропу, то последовал за оленем и так вышел на нужную дорогу. Когда он добрался до Ари, Достопочтенная Тара сказала Учителю:
– Через три дня твой упасака благополучно доберётся сюда. Приготовься принять его!
Тогда Учитель поставил на подушку сосуд для посвящения и благословил его мантрами. В полдень четвёртого дня, когда Учителя, его спутников и мирян пригласили к трапезе, Учитель, собираясь туда, сказал:
– Неправду сказала Достопочтенная Госпожа Тара.
И тут же, переходя через дорогу, лицом к лицу встретился с Дромом. Тот, ни слова не говоря сопровождающим, последовал за Учителем, как будто и раньше был связан с ним. Он последовал за Учителем в дом хозяина и там, получив свою долю масла, растопил его, а вечером преподнёс Учителю светильники. Учитель даровал ему посвящение, и Учитель и ученик провели ночь за беседой. Через три дня Учитель и его сопровождающие закончили своё странствие и отправились в Кьирон. Там они провели год Курицы (1045г.) и собрались отправиться в Пэлподзон, но дорога была закрыта из-за внутренних распрей, и они не смогли пройти туда. Дром рассказывал Учителю о многочисленных вихарах (храмах) и тысячах монахов в Лхасе, Самье и других монастырях Центрального Тибета.
Учитель сказал:
– Такого большого числа брахмачарьев нет даже в Индии! Там, должно быть, и архатов много.
Сказав это, Атиша несколько раз поклонился в сторону Центрального Тибета (Уя). Это воодушевило Дрома, и он попросил Учителя посетить Уй. Учитель сказал:
– Если монашеская община пригласит меня, я не смогу отвергнуть повеление общины и пойду туда.
Тогда Дром отправил через Вангчуггёна из Шана послание: "Из Джамбудвипы, что имеет форму колесницы… Вам следует прибыть сюда до осени". Тогда Нагцо2 понял, что Учитель собирается в Уй, и, схватив Учителя за одежду, закричал:
– Я обещал стхавире из Викрамашилы привезти Вас обратно через три года. Я не такой храбрый, чтобы идти в Ад! Вам следует вернуться лучше в Индию!
Учитель сказал ему:
– Лоцава! В том нет вины, если кто-то не смог выполнить обещание.
И этим успокоил его.
Письмо Дрона Шан Вангчуггён передал Каве, и Кава уделил этому делу большое внимание. Он сообщил Шану Ченпо из Гьяла и другим…"
Далее Атиша и его сопровождающие отправились в Уй. Когда Атиша увидел Самье, он был очень рад. "Там Учитель нашёл много индийских рукописей и, отметив, что многие из них не отыскать в Индии, сказал:
– Кажется, что Учение сначала распространилось в Тибете даже больше, чем в Индии. Не получил ли ачарья Падма эти книги из обители асуров?
В целом Учитель был очень доволен этим монастырём и намеревался пробыть там довольно долго. Но Учитель узнал, что госпожа Чжомо Чиммо учит детей дурным словам о нём, и решил уйти в другое место. Затем Дром послал письмо Бантону, и тот с двумястами всадников прибыл в Самье пригласить Учителя. Атиша и его сопровождающие отправились в Гёкар-Ла. Полмесяц Учитель жил у Гьяпиба из Си. Затем он уехал в Ньетанг, где собралось много учеников. Учитель даровал им наставления и оказал необходимую помощь йогинам, включая Гёнпапу и других в Буре, и устроил там обитель для созерцателей. Один раз в Ньетанге он прочёл "Абхисамаяламкару" собранию многочисленных слушателей. В тот раз он дал только краткий обзор текста, но поскольку люди были недовольны, Учитель дал также пространное изложение. Чадар Тонпа записал его, и оно стало известно как "Праджняпарамита по методу Кхама" (Phar-phyin Khams-lugs-ma)… В Ньетанге он также даровал Дрому заветы по наставлению трёх классов живых существ…
Однажды Учитель повёл себя как ребёнок: в своей келье он раскидал свои испражнения по всему полу. Дромтонпа чисто вымыл пол и не почувствовал никакого отвращения к поведению физического тела Учителя. С того времени Дром обрёл волшебную силу (санскр. абхиджня / сверхъестественное знание) читать чужие мысли даже тех, кто живёт на расстоянии 18 дневных полётов коршуна…
… Когда Учитель приехал в Тибет, его сторонником и помощником был Дромтон, и Учитель обычно открывал свои мысли только ему. Во время пребывания в Самье Учитель даровал Дрому в Чимпу многие методы, касающиеся тантрийских ритуалов, доха (санскр. doha, ваджра-песни) Сарахи и другие тайные наставления. Главной задачей Дрома было удалять людей дурного поведения, которые только на словах придерживались тантры, от занятий, проводимых Учителем. Поэтому он делал вид, что не изучает тайных текстов. В этой связи Джецун Мила, встретившись с Дагпо Лхачже, выразил недовольство поведением Дрома.
Учитель сказал Дрому:
– Тебе нужно построить маленький монастырь, и я доверю тебе своё учение. Удержи его!
Дром ответил:
– Вообще-то я не гожусь для этого, а, кроме того, я только упасака, не способный совершать великие дела!
Учитель ответил:
– Делай, как я сказал! Я благословлю тебя. Не отчаивайся!
На двадцатый день среднего осеннего месяца года Дерева-Коня (1054г.) Учитель отбыл в Тушиту. В сочинениях кадампинцев есть много разночтений, касающихся элементов этого года Коня, но я привожу эту дату после тщательного рассмотрения различных дат, упомянутых в жизнеописаниях современных учителей. Это определённо год Дерева-Коня. Когда Учитель умер, лоцаве Нагцо было 44 года. Всего он служил Учителю 19 лет и получил от него большинство тайных наставлений. Согласно рассказу сиддха Кёнпувы, "он сам был следующим воплощением Нагцо"…
При кремации останков Атиши не осталось никаких реликвий. Но в Ньетанге прошёл золотой дождь и даже в более поздние времена люди, бывало, находили золото. Пока Дромтонпа, погружённый в великую скорбь, размышлял о том, что ему следует делать, туда прибыл Кава Шакья Вангчуг и разделил пепел Учителя поровну между Ку, Огом и другими. Изображения и предметы для созерцания он дал Дрому. Ку, Ог и Гар Ганва сделали серебряные алтари для хранения данных им реликвий. Затем, собрав от Кавы и других пожертвования, они провели большой поминальный обряд в год Овцы (1055г.).
– Если случится там быть кому-нибудь из Бхарага, они должны помочь мне, – сказав так, Дром построил вихару в Ньетанге.
При жизни Атиши тех, кому он обычно помогал, называли сада (sa-dra) Учителя. "Сада" по-тибетски значит разряд или толпа. Дром взял себе на службу всех тех, кому Учитель обычно помогал, и уехал в Толунг. Он провёл некоторое время в песчаной долине Нам. Примерно тогда вожди Дама собрали совет и решили пригласить Дрома в Радэн. Он также получил приглашение от Танха Пэрчуна. В Новый Год года Огня-Обезьяны (1056г.) он отправился в Радэн. Там он построил главный алтарь с двумя колоннами (в настоящее время – внутри храма в Радэне) и верхний внутренний двор. После этого он никогда больше не участвовал в мирских делах, говоря: "Я теперь покину мир", и только проповедовал Учение. Пучунва, ученик Учителя, прислуживал Дрому…
…Дром ещё девять лет жил в Радэне. Дром скончался в шестьдесят лет в год Дерева-Дракона (1064г.). Находясь при смерти, он сказал Потове:
– Я не нашёл никого, кто бы мог стать вашим Учителем. Смотрите на сутры как на своего Учителя. Выше голову, не печальтесь!
Главными учениками Кальянамитры3 Дромтонпы были Кьюра Шонну Вё-сэр, Лхабми Шераб Юндун, Кава Гьягар, Ругпэ-Шанченпо, Тэнка Чоцюн, Кам Юнпа, Юнпа Ка-кьогпо, Йолдзон Нэнчжорпа, Тонпа Йонтэнбар, Гомпа Ринчен-лама, Амэ Мангэн, Гагом Агцом, Тонпа Вангчугбар, Пагэн Донтон, Човолэг, Кампалунгпа Ченпо, Три брата (Пучунва, Потова и Ченнава) и другие.
Дром хорошо знал как тантры, так и сутры. Он обладал тайной ваджраянского учения, но не делился ею широко. Среди текстов сутр он исправил переводы "Аштасахасрики-праджняпарамиты", "Абхисамаяламкара-алоки" Харибхадры, "Спхутартхи", "Nyi-khri snang-ba" и другие тексты. Из тантр он исправил перевод "Джнянасиддхи".

При Дромтонпе новые тантры стали подразделять на четыре вида:

Крия-тантра (тантры действия).
Чарья-тантра (тантры исполнения).
Йога-тантра.
Ануттара-йога-тантра.

"Названия четырёх классов тантр отражают их функции и специфику. В первом классе, тантрах действия, внешние действия, такие как омовения, очищения, а также символические жесты – мудры, считаются более важными, чем внутренняя йога... Во втором классе тантр, тантрах исполнения, внутренним и внешним действиям придаётся одинаковое значение. В тантрах йоги внутренняя йога сосредоточения превалирует над внешними действиями. Четвёртый класс, тантры высшей йоги, назван так не только для подчёркивания важности внутренней йоги, но и потому, что нет более высокого класса тантр".

Далай-Лама. Из книги "Мир тибетского буддизма".

Подобное деление тантр поздних переводов обуславливается также способностями практикующих, предрасположенных к тому или иному виду тантр.

Примечания.

1 – Упасака – буддист-мирянин, соблюдающий пять основных заповедей мирян: не убивать, не красть, не прелюбодействовать, не лгать, не пить спиртного.
2 – Нагцо Цултрим Гьялва – переводчик, уроженец Гунтанга, обучался в Индии, в том числе в Викрамашиле. По распоряжению Лхацюнпы пригласил в Тибет Атишу.
3 – Кальянамитра (тиб. bshes-gnyen) – букв. "Друг добродетели", буддийский учитель, наставник.  

Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека