Центр тибетской медицины 'Кунпен Делек Менкан' - Дарующий благо и полезный для всех
Будда медицины
Loading

Библиотека

Разъяснение смысла основных сочинений по тантре

    Руководство по пути четырех разделов тантры, которое называется “Разъяснение смысла основных сочинений по тантре”. Под основными сочинениями имеются в виду основной текст и комментарии к нему, то есть Тантра-тантра и Тантра-сутра, то есть тантра как основной текст и тантра как комментарий к циклу Гухъясамаджи. Вот на этот цикл и делается акцент при разъяснении тантрийского пути и его этапов в четырех разделах тантры. Так называется цикл, по которому будет читаться данный спецкурс.

                Как было сказано, основной акцент в этом разъяснении тантрийского пути и его этапов по тексту данного сочинения падает на Гухъясамаджа-тантру, основную и объяснительную тантры. Строго говоря, говорит кен ринпоче, именно по этому тексту я не получал подробного разъяснения, но я много раз получал подробные разъяснения по тантре Гухъясамаджи. Поэтому я считаю, что этот текст очень хорошо ведет по тантрийскому пути, и в соответствии со временем, и с тем разрешением, которое заключается в замысле Его Святейшества Далай-ламы, когда он говорит о важности буддийского учения, - и я считаю возможным провести вас по этому тексту, поскольку он в наиболее удобной форме говорит о тантрийском пути и его этапах. И все ошибки, которые я допущу при том, что буду разъяснять по тексту, разъяснения которого мне не давали специально, я беру на себя.

                Автор этого текста - тот же, о котором шла речь вчера. Это монгол, который получал образование в Улан-Баторе и который стал известным уже в Улан-Баторе, и затем его слава как крупного ученого распространилась на все три монастыря - Сера, Джайпун и Годен, и имя этого монгола, как вчера говорилось уже, -  ...., и сокращенно его зовут ...., потому что он прославился в среде ученых как лидер ученых, и по этому удивительному сочинению, короткому, но удивительно емкому, я и считаю нужным провести занятия.

                Этот человек - современник Тринадцатого Далай-ламы, и он бывал в Тибете как раз в период жизни Тринадцатого Далай-ламы, и был встречен с исключительным почтением Его Святейшеством Далай-ламой. Все ученые Тибета отдавали ему дань за его ученость и умение коротко и емко излагать основные проблемы Учения.

                И сейчас на территории Индии тибетские ученые, несмотря на их принадлежность к разным монастырям - Джайпун или Сера, - несмотря на разницу в философских руководствах в этих монастырях, с одинаковым почтением относятся к текстам этого ученого, в том числе и Его Святейшество Далай-лама Четырнадцатый.

                Он известен под своим титулом, как было сказано, - “прославленный учитель”. Собственное его имя - Л... Талдэн (?), а сам себя он именует, как это принято, в конце сочинений (“написал такой-то”) - “написал такой-то нищий”.

                Сочинение начинается с почтительного приветствия, в котором излагается то, что учитель, Будда Шакьямуни и Будда Ваджрадхара нераздельны.

                Мы говорим (по воскресеньям) об учении сутр, и когда речь идет о традиции сутр, то мы говорим о так называемой относительной истине и о высшей истине, абсолютной. Когда речь идет об абсолютной, высшей истине - имеется в виду пустота или понимание пустоты. Когда речь идет об относительной истине - имеется в виду бодхичитта и обладание мыслью о просветлении.

                Так понимаются две истины (они иногда и называются просто “две истины”) в традиции сутр. В традиции тантр две истины и понимание содержания этого выражения совершенно отличаются от традиции сутр.

                В традиции тантр под двумя истинами подразумевают ясный свет и иллюзорное тело.           А также к этим двум понятиям прилагают понятия мудрости и метода, которые тоже имеются в традиции сутр, но имеют другое содержание.

                И в традиции тантр понятие ясного света соответствует понятию мудрости, а понятию иллюзорного тела соответствует понятие метода.

                Кроме этой особенности в понимании двух истин следует еще знать, что в толковании цикла  Гухъясамаджи есть две традиции. Одна называется традицией святого или святых, и она соотносится с именованием Арья Нагарджуны, соотносится с Нагарджуной как с началом. Основание второй традиции принадлежит ученику Нагарджуны, которого звали Чарьяджнянапада. Это две традиции в комментировании Гухъясамаджи.

                Вообще эта традиция толкования Гухъясамаджи входит в традицию Нагарджуны с его учениками. Как сказано, “Нагарджуна  и его ученики”, а именно - Арьядева, Чандракирти, Буддапалита, Джнянапада и сам Нагарджуна.

                Чарьяджнянапада узрел лик Манджушри, и на основании взаимодействия с Манджушри написал комментарий к тантре Гухъясамаджи.

                И в этом тексте он, как уже было сказано, делает акцент на тантре Гухъясамаджи в описании тантрийского пути, и соответственно комментарий, если говорить о двух традициях, следует традиции Нагарджуны, и Нагарджуне принадлежит авторство комментария к Гухъясамадже, который называется “Пять уровней” (буквально). Это сочинение положило начало комментаторской традиции Гухъясамаджи, и оно будет упоминаться здесь постоянно.         

                Под пятью уровнями, которые вынесены в название начального сочинения традиции Нагарджуны, имеются в виду: уровень керим, то есть порождения божеством, затем - ясный свет, затем - иллюзорное тело, и наконец - единение, которое трактуется как двухступенчатое, то есть искусственное и безыскусное единение, под которым подразумевается уровень Ваджрадхары.

                Есть очень много комментариев индийских пандитов на Гухъясамаджу, но из них основными считаются, кроме уже названного, комментарий Арьядевы и комментарий Чандракирти, который называется “Ясный светоч”.

                И также есть линия преемственности, которая в данном изложении                возводится от Нагарджуны к его учителю йогу Сарахе, а от Сарахи - к его учителю, йогине Нагини. А от йогини Нагини - к известному в Индии царю Индрабодхе.

                Не нужно путать Индрабодху с Индрабхути. Это разные лица. Царь Индрабодха, к которому возводится Гухъясамаджа, - современник Победоносного, Будды Шакьямуни, а Индрабхути - это крупный йог, который жил гораздо позже, он известен под именем Лавапа. Он тоже был в свое время царем.

                Царь Индрабодха, о котором мы сейчас говорим, был современником Будды Блаженного, и это был очень могущественный во всех отношениях владыка - и в смысле материального богатства, и в смысле интеллектуальных способностей. И он сказал Будде Победоносному: “А мне хотелось бы достичь состояния просветления в этом дворце, при моем богатстве и при всех моих женах” (а их было больше двухсот).

                И это был человек, которого по-тибетски называют ..., то есть ученик, или подводимый к получению, обретению какого-то результат, - то есть ученик, которого учитель подводит к результату. И поскольку этот ученик так пожелал (а пожелать так у него были все основания, он считается в традиции учеником, подобным драгоценности), - то Будда, представ перед ним в облике йидама Гухъясамаджи, даровал ему тантру Гухъясамаджи во всем объеме, и Индрабодха при всем окружении в виде дворца, богатства, жен достиг состояния просветления.

                Будда предстал перед ним в качестве йидама Гухъясамаджи, и это был такой ученик, который воспринял и йидама, и его окружение из тридцати двух божеств в виде мандалы Гухъясамаджи, и весь цикл Гухъясамаджи как основную и объяснительную тантру; и не только он достиг в этот момент просветления, но и все его окружение тоже достигло просветления.

                В принципе практиканты тантры разделяются на три категории, которые в самом приблизительном переводе называются “с аксессуарами” (в смысле со всем, что их окружает), далее - “без аксессуаров, принадлежностей”, и наконец - “совершенно без принадлежностей”. Это будет разъясняться в течение курса. Царь Индрабодха относился к первой категории практикантов, “с принадлежностями”.

                “С принадлежностями” - имеется в виду то, что его окружает, его дворец, богатство, жены. Со всем этим обиходом, принадлежностями он и практиковал тантру.

                Если  подобное окружение отсутствует - то это “без принадлежностей”.

                Примером третьей категории - “исключительно без принадлежностей” - будет бодхисаттва Шантидева, знаменитый автор того сочинения, на которое мы часто ссылаемся, “Бодхисаттва Чарья Аватара”. Он был монахом, совершенно незаметным, и никак не проявлял того, что называется обретенным высшим совершенством, высшим сиддхи. То есть достигший высшего результата человек снаружи никак не проявлял это. В этом смысле он относится к третьей категории.

                И если бодхисаттва Шантидева внутри имел такой высокий результат, как нераздельность пустоты и блаженства, то снаружи он производил впечатление полного бездельника и ничего не понимающего человека, - за которого его и принимали.

                Обе традиции толкования Гухъясамаджи развивались. Но в традиции Нагарджуны из комментаторов Гухъясамаджи в Тибете признается за важнейший и понятнейший комментарий работа Чандракирти “Ясный светоч”.

                И в текст комментария Чандракирти “Ясный светоч” входит как комментарий на основную тантру Гухъясамаджи, так и комментарий на текст  “Пять уровней” Нагарджуны.          

                По поводу Чандракирти, который был исключительным ученым и комментатором многих текстов, имеется пророчество бодхисаттвы Манджушри, что традицию Нагарджуны будет развивать безошибочно и исключительно чисто Чандракирти.

                Итак, продолжая эту традицию в Тибете, достопочтенный Цзонхава, следуя  сочинению Нагарджуны “Пять уровней” и комментарию на это сочинение, а также на основную тантру Гухъясамаджи Чандракирти, также дал толкования.

                Итак, мы через основную тантру, затем через традицию толкования основной тантры, - сквозь все эти времена подходим к автору данного текста, который и обращается с молитвой к своим предшественникам в  виде линии преемственности, и сам дает обещание, что вплоть до собственной кончины будет следовать этой традиции.

                И это выражение почтения, как принятый не только композиционный прием, но и содержательно важный момент текста, присутствует и в этом тексте, - вся традиция упомянута, от основателя традиции вплоть до предшественника автора этого текста, а именно его учителя. И имена, упомянутые в такой традиции и в таком моменте, который называется выражением почтения, - то это, если говорить о  композиционной структуре, всегда первая часть текста, где указаны имена и указывается важность последующего содержания текста. Вот так, следуя этим именам и следуя этой традиции, мы подходим к содержанию того текста, который обозначен как “Тантрийский путь и его этапы”, в соответствии с традицией.

                И после выражения почтения предшественникам автор объясняет цель своего сочинения, которая заключается в том, чтобы заложить склонность к освоению учения тантры, чтобы оказать пользу тем, кто в данный момент стоит на одном уровне с автором данного сочинения, и чтобы улучшить тот маленький практический опыт освоения тантры, который есть у автора этого текста. Потому он и предпринимает сочинение этого текста.

                То есть автор говорит о том, что у него нет ничего, кроме самого маленького опыта тантрийской практики, но зато у него есть огромная вера в тантрийскую практику. Вот почему он просит защитников помочь ему, покровительствовать ему при написании следующей части текста.

                И в этом заключается самая нижайшая просьба к защитникам Учения - способствовать написанию этого сочинения.

                И я, вслед за автором текста, ..., имея такой же самый скромный, самый маленький практический опыт в учении тантры, беру на себя смелость объяснить вам, в соответствии с этим текстом, замысел автора, поскольку у вас есть большой интерес к тантре, а все те неправильности, которые возникнут при моем изложении, - это мои ошибки, они ложатся на меня.

                И далее сообщается, что в этом тексте - два больших раздела. Первый - это изложение трех классов так называемых низших тантр, и второй раздел - это изложение четвертого класса, высшей тантры, Аннутара-йога тантры. Первые три изложены кратко, а второй  раздел чуть более пространный.

                В разделе, касающемся первых трех классов тантры, сообщается о том, как пять уровней тантры сочетаются с десятью ступенями и показывается это сочетание.

                Первые три класса тантры именуются соответственно - классы криятантры, чарьятантры и йогатантры.

                По поводу класса криятантры есть четыре подраздела. То есть крия излагается четырьмя отдельными подразделами. Первый - о том, кто подходит, кто годен для практики тантры, практики тантрийского пути. Самое короткое содержание этого раздела заключается в том, что такие практиканты, которые получили посвящение и которые, благодаря посвящению, готовы для тантрийской практики, и при этом если они имеют в потоке сознания то, что называется отречением, мыслью о просветлении и правильными воззрениями, - то это практиканты, которые готовы к восприятию или практике тантры.         

                Следующий раздел - это раздел о правильном соблюдении обязательств и обетов.

                Затем - раздел об осуществлении или о практике ретритов.

Скачать

Разъяснение смысла основных сочинений по тантре (0,3 Мб)


Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека