Центр тибетской медицины 'Кунпен Делек Менкан' - Дарующий благо и полезный для всех
Будда медицины
Loading

Библиотека

ЛЕГЕНДА О ВЕЛИКОЙ СТУПЕ

Предисловие к русскому переводу

КремацияСтупа (тиб. mchod rten, монг. субурган) как культовый памятник возникла в Индии до Будды Шакьямуни. Функционально — это результат исторической трансформации главного объекта ритуала сожжения тела умершего, то есть совокупности элементов погребального костра. Простейший вид подобного — это постамент или небольшое возвышение над землей, над ним глиняное, кирпичное или металлическое ограждение, подобие некоей огнеупорной емкости с телом, обложенным горючим материалом. В момент ритуала над подобным сооружением вздымаются языки пламени и клубы дыма. Именно в таком виде изображается доныне эпизод кремации Будды Шакьямуни в серии канонических изображений из известного цикла "12-ти деяний Будды".

Такая конструкция есть своеобразная "предступа", состоящая из минимального количества элементов:

  • постамент (земля),
  • некая условная емкость, или сосуд, с трупом, структурность которого (вода) должна исчезнуть,
  • разрушительное очистительное пламя (огонь).

Сожжение тела умершего — его последнее жертвоприношение. Тибетское название ступы — чортен (mchod rten) буквально переводится как опора жертвы; углубленный смысл этой жертвы проступает в другом тибетском слове для обозначения ступы — тугтен (thugs rten) — основа Мысли, где Мысль пишется с большой буквы, ибо ритуал предназначен для возможного обретения умершим состояния будды с его тремя достоинствами — Телом, Речью и Мыслью, где Мысль Будды есть дхармакая (chos sku). В реинтеграции элементов бытия до уровня Мудростей (к примеру: жгучий огонь — нежгучий огонь — красный цвет радуги — Мудрость Амитабхи; вот, кстати, намек на четыре стадии практики тхогей), при котором сознание снова совпадает на вневременное мгновение (мгновение не есть категория времени, ибо не есть длительность) с дхармакаей, резонируя с так называемой метрикой дхарм или с дхармовым пространством (chos dbyings), и заложен легко обнаружимый внешний смысл ритуального сожжения трупа.

Метафизика буддизма помогла подтянуть наглядность происходящего до очертаний, известных нам как архитектурный образ ступы (дагоба, чортен, субурган). Сосуд с прахом помещается в среднюю часть ступы — реликварий — это главная часть памятника, предмет поклонения и памятования. Удлиненный шпиль над ним — символическое изображение вихря "все грехи сжигающего пламени". Этот вихрь — шпиль — состоит из тринадцати дисков (chos 'khor bcu gsum), каждый из которых есть мандал: центр — сознание, диск — воспринимаемое. То есть это тринадцать уровней сознания на пути реализации состояния будды. Есть несколько трактовок этих тринадцати уровней. Согласно "Абхисамаяламкаре" — это три стадии на пути архата и десять ступеней на пути бодхисаттвы.

Шпиль завершается зонтом(символ махабхута воздух и защиты от лучей неведения — удивительно близкая трактовка к современному представлению о защитной роли атмосферы от жесткого и ультрафиолетового излучений солнца и космоса) и, наконец, сочетание трех — луны, солнца, бинду — это своеобразная буддийская троица, символизм которой объясняет несколько триад буддийской метафизики: от триады Трех Тел (нирманакая, самбхогакая, дхармакая) до триады Ваджрного Тела, или внутреннего мандала (нади, праны, бинду).

Так или иначе в центральной части ступы замуровывается урна с прахом именитого ламы, повторяя этим деяния времен махапаринирваны Будды, когда его прах был разделен на восемь частей и помещен в восемь ступ, построенных в восьми местах Индии, связанных с памятными деяниями Будды.

В архитектуре ступы Джарунхашор наглядно проявился периодически расцветающий антропоморфизм буддизма, даже если это буддизм других кальп: Ступа в Горинто

  • основание ступы — скрещенные ноги;
  • полусферическая часть — торс;
  • реликварий над ней —голова;
  • шпиль — ушниша;
  • луна, солнце, бинду — тройное украшение прически Будды.

Состояние будды, характеризуемое Всеведением, или Знанием Основы бытия (sarvajna, gzhu shes), символизируется в облике ступы всевидящими глазами, смотрящими на четыре стороны света. Принято считать, что ступа, субурган — символы Дхармово-го Тела Будды (дхармакаи), соответственно книги — Информационное Тело Будды (самбхогакая), а статуи и иконы — символы Воплощенного Тела (нирманакая), Тела как такового.

Нацог-Рандол (1308-1364), он же — Лончен Рабжампа, об этом написал так[1]:

О, бодхисаттва! Хотя мое тело освободилось от страдания, но для расплаты за труп (прах тела) была поставлена драгоценная хрустальная ступа с пятью высокими тронами. Хотя проповедь (речь) освободилась от страдания, но как расплата за прах (остаток проповеди), подобно сгустку нектара, были оставлены тантра, проповедь и наставления. Хотя сознание освободилось от страдания, но как расплата за прах сознания сама собой осталась символическая мудрость. Поэтому благословил приказом: "Ты делай благо живым существам!" С этого момента, по мнению Учителя, хотя Лама-Учитель полностью освободился от страдания (погрузился в Нирвану), была оставлена опора тела, речи и мысли Его, которая не отличается от реального Учителя. (Поэтому Учитель) утверждает: "Я существую!"

Символизм ступы удивительно ясно выражен в небольших ступах на кладбище в Горинто (Япония). Эти небольшие ступы состоят из пяти частей (снизу вверх):

  • куб — земля,
  • шар — вода,
  • пирамидальный объем — огонь,
  • объем в виде линзы — воздух,
  • каплеподобное навершие — символ Трикаи.

Эта схема есть лаконичный конструкт любой буддийской практики: трансформация четырех махабхут в Три Тела Будды. Бурятский субурган

Ступы широко распространены в странах Азии: от Цейлона до Бурятии и от Индии до Кореи. Внешний вид их поразительно многообразен, но основные идеи символизма ступ в принципе изложены.

В заключение обращаем внимание на поразительный памятник нашего времени — бурятский субурган, увенчанный пятиконечной звездой без какой-либо мысли оскорбить людей, память которых отмечена подобным образом. Такой тип намогильника — характерный символ происходящего: над знаком Трикаи, символом свободы и совершенства, водружен символ пяти махабхут — звезда, как знак низвержения освободившегося духа в пучину сансарной спутанности и страданий. Такое надгробие — удивительно точная иллюстрация к заключительным главам "Легенды...", описывающей период упадка дхармы и деградации человечества.

В.М.

 

Введение к английскому изданию "Легенды..."

Тибетцы, что ныне беженцы в Индии, сохраняют живую традицию буддизма ваджраяны. Их мировоззрение уникально в эпоху, когда влияние западного рационализма проникает всюду и меняет жизнь людей. Священные тексты тибетцев представляют вселенную как поле действия духовных сил, которые могут быть направлены и на добро, и на зло, но должным образом обузданные могут гармонизировать бытие на благо всех. Эти тексты обращены как к рядовым тибетцам, так и к тем, кто следует суровой практике тантрических учений ваджраяны.

Та же умудренная опытом веков вера, что породила эти легенды, сегодня дает тибетскому народу силу жить в душевном мире и удовлетворении, которые почти не известны обществу в промышленно развитых странах.

Перевод "Легенды о Великой Ступе" был сделан с благословения Дуджома Ринпоче, духовного руководителя школы ньингма. Текст редактировался Джаттуром Ринпоче, настоятелем ньингма-пинского монастыря в Гхуме, близ Дарджилинга, и был исправлен Нимой Норбу.

Публикация стала возможной только под руководством и покровительством Тартанга Тулку Ринпоче, верховного Ламы Тибетского медитационного центра ньингма в Беркли (Калифорния) и благодаря усилиям его учеников.

История Великой Ступы окружена тибетскими легендами о перерождениях, бедствиях, о воплощениях божеств.

Таков тибетский способ наставлять идущего по духовному пути, начинающегося с первой вспышки прозрения и заканчивающегося достижением полной реализации. Этот метод содержится в переписке Гуру Падмасамбхавы и запечатлен в утонченных вибрациях храмового мандала Самьелинга, самого древнего из почитаемых храмов Тибета. Несколько столетий этот текст использовался в ритуале искоренения инерции умственных реакций искажения и ступора, вызывая исполненное веры сосредоточие на звуке и смысле. Эффективность этого ритуала, называемого "Освобождение через слушание", следует испытать лично.

Текст принадлежит к категории священных писаний, называемой тойдол (Thos drol), и означает, что посредством сосредоточения на звуке и понимания возникшие прозрения и интуиция разрушат узы, привязывающие ум к привычным стереотипам поведения и к наивным взглядам на природу. Следы скептицизма, оговорки или сомнения препятствуют достижению прозрения. Слушатель должен преисполниться веры в силу произнесенного слова и в безупречную интуицию Великого Гуру. Хотя интеллект может ошибиться, следуя многочисленным нитям повествования, и хотя ненаписанное часто говорит больше, чем написанное, открытый ум, способный интуитивно разрешать парадоксы, освобождается от узкой колеи двойственного суждения, порождая узор сложных чувств. В Учении написанное слово считается столь же священным, как и Будда, его произнесший, а каждое слово, написанное Учителем, несет на себе знак истины. Читатель, понимающий и практикующий дхарму, читает без критики, без разложения, интерполяции или модификации смысла. Он позволяет словам образовывать умственные конструкции, которые имел в виду автор, поддерживая этим веру в то, что они действенно помогают достижению желаемого результата. Критический интеллект усиливает эгоистический подход, а ритуальное многократное повторение текста нейтрализует его. Этот тойдол, пока он звучит, должен и наставлять, и просветлять.

Для историка или хрониста в этой легенде мало интересного. Хотя исторические факты и вплетены в эту историю, легенда представляет типичный образец пренебрежения фактологией. В тибетской буддийской литературе история рассматривается как аналог продвижения по пути бодхисаттвы, физическая география — как параллель и символ структуры и топографии ума; детали биографии —как средства достижения состояния будды, а философия описывает различные видения, соответствующие разным уровням опыта. В то время как западная наука дала человеку возможность разрабатывать и манипулировать материальным окружением для решения вечных проблем пропитания, жилища, одежды, а также для удовлетворения своих страстей, культура Тибета, Страны Снегов, нацеливает человека на гармонизацию элементов его собственной личности, на переключение внутреннего сострадания, проистекающего из этой гармонии, на опыт внешнего бытия с простой чувственной заботливостью и спонтанным и непрерывным диалогом.

РЕАЛЬНАЯ СТУПА. Предмет этой легенды —Великая Ступа, символ состояния будды. Ступа соединяет абсолютную и относительную реальность в едином образе. В своей абсолютной реальности Ступа неразрушима и неприступна. Она —чистое всепроникающее Основание, в котором все вещи имеют сущностное тождество. Она — царство тождественности, неделимой идентичности будд прошлого, настоящего и будущего. Она — Бесконечная и Вечная Чистота (дхармакая). Пока бодхисаттва не разрушил ограничения своего восприятия и не справился с бесчисленными эмоциональными отклонениями, разрушающими чистое и интенсивное переживание, абсолютная реальность остается только потенциальностью состояния будды — врожденным совершенством, которое, как известно (хотя и смутно, и лишь на опыте), существует. Абсолютное совершенство не может быть реализовано одним лишь интеллектом. Обусловленное и дифференцированное не может познать подобное Единство, лишенное описуемых черт. Это Единство — немыслимая, непознаваемая и совершенная шуньята. Она чиста, безукоризненна и не поддается определению. Она называется также дхармадхату, или Чистое Пространство (дхармовое пространство).

В относительном аспекте Ступа пребывает как пространственно-временное проявление, подверженное рождению, созреванию, упадку и конечному разложению. В относительной природе вещей традиционно различаются чувственное, эстетическое и бесформенное царства (камадхату, рупадхату, арупадхату). В чувственном царстве бодхисаттва может выразить себя в спонтанном потоке действия. Его выбор действия стремится восстановить то, что деградировало до своей изначальности. Эстетическое царство (рупадхату) —это океан вибраций, турбулентность которых возрастает по мере удаления от его недвижных глубин. Чувствительный к малейшей дрожи, боли или удовольствию, эстетический импульс формулирует собственное средство против дисгармонии в облике божества, обладающего чувственной формой. Бесформенное царство (арупадхату) содержит варьирующиеся степени Пустоты (шуньяты), приближающие к абсолютной реальности. Вместе взятые, абсолютное и относительное, неделимое и нерушимое, образуют символическую природу Великой Ступы.

ДОСТИЖЕНИЯ СОСТОЯНИЯ БУДДЫ. Птичнице Шамваре, что возжелала построить Великую Ступу, пришлось самой достичь совершенства. Путь, которым она следовала, начался с безусловной преданности Учителю Будде, а закончился, когда были искоренены последние остатки различий между деятелем и действием, между мыслью и ее выражением, между ожиданием и исполнением. Этот путь, ведущий от тревожности и напряжения к полному просветлению, дал ей тройственную награду в Трех Совершенствах состояния будды.

Тройственное Совершенство — это Тело Будды, Речь Будды и Мысль Будды. Тело Будды означает достижение свободного действия в любой сфере. Это позволяет психике реагировать в непредвидимых обстоятельствах без колебаний, но с уверенностью и определенным контролем. Для достигшего Тела Будды реализуются возможности каждой ситуации, и поэтому его опыт есть наивысшее качество стиля жизни. Это достигается неэгоистическими действиями и благоговением: каждое действие становится жертвоприношением Великой Ступе — Сокровищу, исполняющему все желания, Исполнителю всех молений.

Речь Будды — это реализация Внутреннего Голоса, Голоса Будды, Голоса Наставника, выражающегося в чистых вибрациях качества опыта и направляющего к совершенному действию в соответствии с неколебимым законом. Это достигается после устранения всех эгоистических мотивов из межличностного общения и разрушения любых эгоистических устремлений. Здесь Великая Ступа представляется божеством, в котором растворяются все другие божества, очищаясь светом и пламенем.

Мысль Будды — это сознание, сводящее все восприятие к сущностной Пустоте, из чего и проистекает сострадание ко всем живым существам.

Так Великая Ступа становится Телом Бесконечной Чистоты (дхармакаей).

Каждый жаждущий вступить на путь махаяны, посвящает себя гуманному идеалу освобождения всех живых существ от уз эмоционального возбуждения и ограниченного видения. Средство достижения этого — самосовершенствование. Здесь духовный рост параллелен физическому строительству Великой Ступы.

Авалокитешвара — это божественное сострадание, из которого проистекает завершение обета бодхисаттвы. Он — хранитель, защитник Тибета и обитает во дворце Потала, где Далай-лама правит как его регент и современное воплощение. Его имя означает "Взирающий на страдания мира глазами, полными слез".

Иконографически он представлен с тысячью рук, и с каждой ладони взирает полный слез Глаз Мудрости. Он непрерывно действует, освобождая живые существа от мешающих мыслей и эмоциональных загрязнений. Он трудится, чтобы разрушить безжизненные образы и оживить скрытые способности. В этой легенде Шамвара, великая йогиня, является воплощением бодхисаттвы Авалокитешвары, а строительство Великой Ступы —это выполнение обета бодхисаттвы.

Ее деяние было причиной того, что свет Великой Ступы рассеял тьму калиюги.

ОПЫТ ВРЕМЕНИ. "Легенду о Великой Ступе" следует читать с пониманием ее места во времени. Просветленный взгляд на время одновременно историчен и метафоричен. Время делится на последовательные эпохи (кальпы). Эпоха, в которую мы живем, называется Бхадракальпа, Благоприятная Эпоха, потому что тысяча будд воплотятся в этот период, чтобы освободить тех, кто замкнут в чувственном мире.

Каждая эпоха делится на три эры (юги). Первая эра, сатьяюга, характеризуется полной чистотой, в которой без ограничений проявляется совершенство состояния будды. Вторая эра, дхармаюга, отличается тем, что человеческая жизнь длится 8 тысяч лет. В начале третьей эры, калиюги, продолжительность жизни человека — сто лет. Говорят, что в течение калиюги она сократится до 10 лет.

Во время дхармаюги будды проповедуют, но задача становится все труднее и труднее, а в калиюге чистого учения вообще не услышишь. Великая Ступа была построена во время Будды Махакашьяпы, когда жизнь человеческая длилась 20 тысяч лет и все могли слушать чистое учение. Будда Гаутама Шакьямуни, повелитель рода Шакьев, родился 2500 лет назад, когда продолжительность жизни людей была 100 лет. Он проповедовал учение, которое должно охватить начальные этапы калиюги.

Калиюга — это время, предшествующее разрушению мира. У нее пять характерных черт:

  • уменьшение продолжительности жизни,
  • порочность и эгоистичность жизни,
  • бесконтрольное вожделение и жадность,
  • материалистические философские взгляды и
  • вера в неизбежный мировой пожар.

Легенда предсказывает, что вибрации этих времен нарушат строение Великой Ступы; текст ясно описывает предзнаменования, которые возвестят упадок и разрушение высшей жизни. К концу юги безумное устремление к конечному разрушению уничтожит следы учения Будды Шакьямуни. Легенда предсказывает, что до тех пор пока не прекратится проповедь и практика учения тантры, осуществляемая воплощенными формами бодхисаттв, чьи добродетели, накопленные в предыдущих существованиях, дают им неодолимое мужество в подавлении возбуждающихся и воспламеняющихся животных чувств, внешняя форма Великой Ступы не будет разрушена окончательно и бесповоротно.

Уменьшение срока жизни можно понять в двух аспектах. Во-первых, это можно понять на физическом уровне, где тело рождается, вырастает, дряхлеет, а затем умирает и разлагается на элементы, и, во-вторых, на духовном уровне, где существование описывается как непрерывный поток, изменяющийся в каждый момент жизни.

Духовная жизнь (индивидуального) бытия, именуемая в буддийской терминологии дхармой, — это часть большого потока, который есть (всеобщая) Дхарма. Длительность каждой (индивидуальной) дхармы меняется в соответствии со степенью концентрации познающего. В калиюге ядовитые страсти, особенно вожделение, жадность, зависть, гордость, ведут к потере концентрации. В результате скорость жизни возрастает, а длительность уменьшается.

На ментальном уровне эта эпоха представляет временной узел внутри сферы духовности. Эта эпоха может быть пережита в глубокой медитации, свободной от тяжелых материализующих сил энергии. Данная эпоха переживается как возрастающая скорость вибраций. По мере того как калиюга близится к своему завершению, скорость вибраций, т.е. переживаемые единицы ментального времени становятся бесконечно малыми, пока наконец возрастающая скорость деления частиц времени не приведет к конечной аннигиляции всех форм в мировом пожаре.

Сказано, что в этот момент родится Будда Майтрейя, воплощение сострадательной доброты, а продолжительность человеческой жизни снова достигнет 84-х тысяч лет.

ЖИВОЙ БУДДА. В калиюге есть возможность освободиться от приближающегося разрушения. Хотя дисциплина хинаяны и махаяны сурова, но все же недостаточна, чтобы бороться с возрастающими силами страстей.

Ваджраяна же дает средства преодолеть импульсивную природу человека. Если учение хинаяны предписывает полный отказ и отречение от страстей, а махаяна настаивает на противоядии и нейтрализации страстей, то ваджраяна — это постепенное овладение энергией этих страстей, трансформация их в Мудрость Будды.

В легенде предсказан приход тулку (нирманакаи). В ваджраяне тулку, или просветленный человек последних дней калиюги, будет известен как тантрист — йогин, овладевший методом постижения пустотности, присущей каждому существованию. Он будет мастером нанизывания любого случайного опыта на нить чистого сознания. С таким пониманием он сможет овладеть искусством волшебного превращения, способностью изменять свои вибрации, чтобы умиротворять, наставлять, подавлять и проявлять власть над темными силами, обусловливающими человеческий ум. Его состояние будды будет идентично природе всех будд. Он будет подобен просветленному человеку дхармаюги, а его способность различать будет столь же острой, как у отшельников пратьекабудд хинаянской традиции. Он будет бесстрашен в показе путей, которые драгоценное человеческое тело может использовать для создания жизни, света и любви.

МЕТОДЫ СТРОИТЕЛЬСТВА. В ваджраяне представлены многочисленные средства "строительства" Ступы. При практике физической йоги, хатха-йоги (асан и пранаям) тело становится чувствительным, рефлексы — быстрыми, а восприятие характеризуется чрезвычайной ясностью и четкостью. Практика мантры — повторение серии особых звуков — усиливает осознание опасностей от мар. Практики шаматхи и випашьяны способствуют тончайшему распознаванию всего, что возникает в сознании. Все эти практики эффективны в построении Великой Ступы внутри самого ищущего.

Никто не возьмется предсказать, что мирские желания людей будут удовлетворены. Желание же просветления неумолимо прорастет из семени, превращаясь в ствол и ветви сильного устремления, принося результаты и плоды. Таков всеобщий процесс духовного развития. Когда мысли, подобно скалящим зубы акулам, появляются в океане ума, глубокий разлад и конфликт препятствуют опознанию и пониманию любой из них. Если в спокойствии и недвижности океана ума плавает единственная рыба, весь объем занят ею и образ ее уже нематериален, независимо от ее конкретных свойств.

ПРЕДСКАЗАНИЕ БЕДСТВИЙ. В Самьелинге, в первом монастыре, построенном в Тибете, Гуру Падмасамбхава (Лотосорожденный Гуру, Уржан Ринпоче), нищенствующий тантрист VIII в., обладавший великой силой магических превращений, учил царя Тисрондецана и двадцать пять ближайших учеников. Все традиции старой школы (ньингма) восходят к ним. Поэтому в первых двух главах кратко излагается ранняя история Тибета, а в следующих трех главах содержится предсказание позднейшей истории. Упомянуто монгольское вторжение, предсказаны приход мусульман в Индию и разрушение Ваджрасаны (ныне восстановленной в Бодхгайе), имеется много намеков на политические изменения в соседних странах.

Отметим, что во время бури 1969 года было разрушено молнией навершие Ступы и что сын настоятеля монастыря при Ступе был арестован за торговлю ритуальными предметами, украденными в храмах долины Катманду. Тибетцы, интерпретирующие пророческие главы хорошо знакомого им и популярного текста, усматривают в этих событиях указания на глубину падения человека калиюги и видят их современное завершение в предсказании китайской агрессии против Тибета и Индии. Действительно, пророчество, предсказывающее опустошение Тибета, если деградация калиюги не будет остановлена воплощением Тантриста, уже исполнилось, и толпы беженцев, как и предсказывает текст, потоком устремились в северную Индию. Монастыри сожжены, а священные книги уничтожены. Землевладельцы, что были не в силах расстаться со своей собственностью, и монахи, оставшиеся в своих монастырях, убиты. Вера беженцев, страдающих от унижений в чужой стране, поддерживается обещанием, что если Великая Ступа будет восстановлена, они вернутся на родину, где на 60 лет воцарятся мир и процветание.

СОКРОВИЩЕ БОДХНАТХА. Реальная Ступа в Бодхнатхе, называемая тибетцами Джарунхашор, стоит в центре долины Катманду и окружена горами, как драгоценная точка в центре природного мандала. Она — фокус всех вибраций в долине. Пилигримы идут с северо-восточной границы и от Гиндукуша на западе, чтобы исполнить ритуальные обходы вокруг Великой Ступы. Ступа стоит здесь с незапамятных времен, и каждый паломник — нищий, монах, ученый лама или торговец, пробирающийся из Индии в Тибет через Непал, молится здесь о благополучном переходе через Гималаи и кишащие разбойниками долины.

Четыре школы тибетского буддизма относятся к Великой Ступе с равным почтением. Монастырь, что стоит теперь у ступы Бодхнатх, принадлежит желтошапочной школе — гелуг, но этот текст, который используется всеми почитателями Ступы в странах, где говорят по-тибетски, принадлежит красношапочной школе — ньингма. Это — терма, книга, скрытая супругой Падмасамбхавы, дакиней Ешей Мцожал, после того, как слова Гуру были зашифрованы языком терма. За время жизни Гуру тысячи терма были сокрыты в тайных местах: пещерах, скалах, реках и ручьях, храмах, статуях и ступах — чтобы их обнаружили, расшифровали и перевели, когда люди иных времен, но особенно в калиюге, будут нуждаться в разных видах наставлений для излечения от духовных недугов. Таким образом, не только нужные наставления обрели возможность стать доступными для всех времен, но и древние, вечно действенные традиции могут быть обновлены словами Гуру, результатами его совершенной практики. Где созерцают йоги, где призываются божества, где почва подготовлена просветленным духом, там могут быть найдены терма.

Эта терма была обнаружена монахиней в изображении Махавайрочаны в верхней палате храма Самьелинг. Махавайрочана — бесконечное рассеяние синего света полного осознания, верхняя палата — центр мандала; все вместе: единство и бесформенность.

Храмовый комплекс Самьелинга — это обширный мандал, по своему назначению и функциям повторяющий изображения в красках, надписях и рисунках. Терма была обнаружена с юго-западной стороны львиного трона Красной Ступы для времени, что было сочтено неблагоприятным. Красная Ступа означает, что омрачения, вызванные страстью, и есть тот объект медитации, который должен быть очищен чтением (вслух) этого текста. Юго-западная сторона львиного трона означает, что этот текст приносит освобождение (перерождением) в Чистой Земле Будды Гуру Падмасамбхавы на Зангдокпери (тиб. 7"Гора медного цвета").

 

 


Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека