Центр тибетской медицины 'Кунпен Делек Менкан' - Дарующий благо и полезный для всех
Будда медицины
Loading

Библиотека

Шри Гухьягарбха-тантра

“Ваджрасатва – эталон человеческого совершенства.
Он есть претворение всех констант в феномен Сознания.
Он есть Печать данного Бытия,
в котором нет иного высшего Сознания,
кроме как Сознание Ваджрасаттвы”.


Предисловие


Настоящий перевод является продолжением линии Ваджрасаттвы традиции Дандарона и ее плода – Круга Правидьи, называемого Нетройственностью. Мы неоднократно убеждались в перекличке идей Нетройственности и структурных смыслов мандалы Гухьягарбхи. Исследование корней Гухьягарбха-тантры и перевод текста предпринят c уверенностью, что эта тантра является первоисточником обширного цикла Учения Ваджрасаттвы и всего многообразия Его садхан.

Здание буддийского учения Тибета строилось постепенно и долго. Разные буддийские традиции проникали в Тибет, начиная с VI в., а возможно и много ранее, из Восточного Туркестана, из Китая, из северного Афганистана и, конечно же, из Индии. Учение успешно закреплялось в новой среде благодаря тому, что тексты переводились на тибетский язык и становились достоянием тибетской духовной культуры. Постепенно сложился значительный корпус тибетских буддийских текстов. Со временем возникла потребность унификации объемной сферы специальной буддийской терминологии. Такая унификация естественно должна была привести к критике старых переводов и созданию новой переводческой традиции. К X в., когда ревизия старых переводов достигла своего пика в лице деятельности знаменитого переводчика Ринчена Санпо (958 – 1055), весь старый корпус перевода буддийских текстов подвергся пересмотру, а школа, базирующаяся на нем стала устойчиво называться старой – ньингма или школой ранних переводов – агьюр (snga ‘gyur). В свою очередь школы новой переводческой традиции получили название сарма или новых.

Два события особенно повлияли на смену переводческой традиции и переход к новом у стилю в буддизме Тибета – это создание словаря “Махавьютпати” для упорядочения переводов текстов с санскрита на тибетский при Ралпачане ( –836) и гонение на буддизм царя Ландармы (правил с 836 по 841). Далее последовал примерно столетний период упадка Учения вплоть до 978 г., когда “шестеро из Уя и Цана положили начало возрождению буддизма в Тибете”. Сменилось три поколения, появились иные люди – мир изменился. Появились новые переводы, прибыл в Тибет Атиша (982 –1054), и вдруг все, что было ранее, весь буддизм прежних трех столетий стал “старым”, а переводы тех лет – сомнительными. Кончился, как пишет Гой-лоцава, “Период раннего распространения Учения” и началось “Позднее распространение Учения”.

В Раннем периоде распространения Учения одно из главенствующих место принадлежит традиции махайоги и ее основополагающему циклу Майяджале. Главным же текстом Майяджалы является Гухьягарбха-тантра.

Всеведущий Лончен Рабжампа в сочинении “dPal gSang-ba‘i nying-po de-kho-na-nyid nge-pa‘i rgyud-kyi ‘grel-pa phyogs bcu‘i mun-pa thams-chad rnam-bar sel-ba zhes-bya-ba bzhugs-so” так описывает положение Гухьягарбхи в корпусе учений Ваджраяны:

“Тот Самьяксамбудда, Шри Самантабхадра, Владыка Великого Сострадания в методе и мудрости предстал виде Будд пяти родов в величественном убранстве Тела, Речи и Мысли, самопроявившемся из благословения естественного сострадания, неотходя от Великого Дворца Дхармадхату. Благодаря господству великого могущества, являющегося ничем иным как естественным недвойственным мандалом Ваджра Мысли всех будд десяти сторон и четырех времен Он проповедал Ваджрасаттве и другим Саттвам Плода совершенную Дхарму глубины и широты – Гухьямантру – Ваджраяну и с помощью трех Светов освободил естественным образом мир покоряемых живых существ.

От этих трех действий в трех разделах, внешнем, внутреннем и тайном, возникли кьепа – махайога, лун – ануйога и дзогчен – атийога внутренней Гухьямантры. В тайном разделе показаны:
мандала недвойственности зарождения-завершения самопроявляющаяся в уме и мудрости;
Природа изначальной пробужденности Ума-как-таковго без опоры на зарождение-завершение;
Природа буддства в сущности самопроявления мудрости.

Из них здесь обсуждается наивысшая просветленность (abhisambodhi) волшебной сети мандала недвойственности зарождения-завершения самопроявляющаяся в уме и мудрости. Тут четыре отдела:
Ваджрасаттва-маяджала, учащая о нераздельности самопроявления всех дхарм сансары и нирваны;
Вайрочанамаяджала, учащая о раскрытии собрания действий;
Девимаяджала, учащая о ясности игры (rol pa);
Манджушримаяджала, учащая о колеснице, охватывающей все.

В Ваджрасаттва-маяджале восемь разделов:
Шри Гухьягарбха, учащий о самопроявлении ума и мудрости;
Сороковка, учащий о совершенном деяний;
Восьмерка, учащий о совершенном мандале;
Учитель, учащий о ясном абхишеке;
Добавление, учащий о высшей самае;
Восьмидесятка, учащий о развитии качеств;
Ваджрное зеркало, учащий о ясности цвета тела и атрибутов рук божества;
Океан, учащий о ясности жедрима;
Прах, учащий о ясности пути метода – всего восемь (так в тексте. С.К.).

Из них здесь рассказано острие всех ян, источник всей агамы, великий близкий путь колесницы всех будд трех времен, наитайнейшая тайна – Шри Гухьягарбха Таттва Винисчая Махараджатантра”.

Перевод с тибетского С.Э.Короткова

История текста

Можно ли сказать, что Гухьягарбха является мулатантрой по отношению к многочисленным садханам Ваджрасаттвы? Время появления этой тантры не так важно, как ее полнота в изложении видения и пути Ваджрасаттвы, даже если Ваджрасаттва был известен ранее, а тантра появилась гораздо позже. Т.е. вполне вероятно, что Гухьягарбха появилась как "итоговый документ", но вместе с циклом Маяджалы. Только потому, что Гухья более структурна и разработана, чем Ваджрасаттва-майяджала, ее нельзя классифицировать как мула по отношению к ней. В общем корпусе текстов Майяджалы, появившихся в разное время, Гухьягарбха занимает главное место не по принципу временного приоритета, а по ясности и сжатости изложения основных идей всего цикла.

Изложение истории махайоги, приведенная Тартангом Тулку (Cristal Mirror.– Vol.V. p.196–232) приводит нас к выводу, что Круг текстов, получивший в дальнейшем название Майяджала, впервые появился среди людей именно в виде текста Гухьягарбха-тантры. Все другие тексты этого цикла появились одновременно или вскоре после Гухьягарбхи, как тексты разрабатывающие ее четкие формулировки. Эта точка зрения вряд ли подразумевает резюмирующее значение Гухьягарбхи, скорее – порождающее.

Отметим во избежание путаницы, что говоря о традиции махайоги, или же о ее основном тексте Гухьягарбха-тантре, часто используют термин Гьютул или Майя, то есть название всего цикла текстов махайоги.

Драматична история включения Гухьягарбхи в Канон. Ко времени кодификации буддийскхтекстов среди 25-ти текстов старой школы, которые Будон решил оставить в корпусе Ганжура была и Гухьягарбха. Решающим аргументом включения текста в Ганжур было представление специальной группе ученых, которую на заключительном этапе возглавлял Будон, санскритского оригинала. Составление списка текстов для будущего канонического собрания началась задолго до Будона. Гой-лоцава Шоннупэл пишет в “Синей Летописи”: “Тогда как здесь, в Тибете, садхана Ваджракилы (Ваджрамантрабхиру-сандхи-мулатантра, G, NG, № 843; NB, т.21, Zа) была широко известна, были некоторые, высказывавшиеся против этой тантры. Позднее Дхармасвамин Сакьяпа (Сакья-пандита Кюнга Гьялцэн, 1182–1252) нашел в Шансэгшине ее санскритский текст, принадлежавший ачарье Падмасамбхаве. Он перевел его, и с тех пор все, кто возражал против него, хранят молчание.

Когда Каче Панчен (Шакьяшрибхадра, 1204 - 1213) прибыл в Самье, он нашел санскритский текст “Гухьягарбхи”(“gSang-ba Nying-po” находится в т.12 (Nа) NB. Перевод Вималы, Ньяг Джнянакумары и Ма Ринченчога. - См.: “rGyud-‘bum dkar-chag” (NBK), л.232б.). Позднее он попал в руки Татона Cичжи, который подарил его Шаган-лоцаве. Тот послал этот текст Чомдэн Рэлти (Ригрэл). [1а] Последний принял его как подлинный текст и написал сочинение “gSang-snying sgrub-pa rGyan-gyi me-tog”. Он показал текст на собрании тантристов в Мамонэ и очень хвалил его. После этого Тарпа-лоцава сделал перевод “gSang-snying rgyud-phyi-ma”, не найденного раньше (NBK, л.232б; текст переведен Тарло Ньима Гьялцэном и включен в NB, т.12 (Nа), состоит только из 33 и 34 глав тантры). Большая часть страниц этого текста повреждена, а остальные страницы санскритской рукописи (rgya-dpe) есть у меня” (Гой-лоцава Шоннупэл. “Синяя Летопись”. СПб., 2001, с.77). Итак, через более, чем двести лет, во второй половине XV в. санскритский текст Гухьягарбхи существовал и его держал в руках Гой-лоцава Шоннупэл (1392–1481).

Удивительным образом сохранился оригинал перевода Падмасамбхавы: “В том же четырнадцатом столетии Шанцун-лоцава (Zhang-btsun lo-tsa-ba) обнаружил в монастыре Самье рукопись Гухьямулагарбха-тантры, написанную рукой самого Падмасамбхавы. Впоследствии, когда с этим текстом познакомились Сакья Пандита (Sa-skya) и Будон Ринпоче (Ви-ston Rin-po-che) – последователи Новой Тантры, они стали с величайшим уважением относиться к традиции махайоги” [Сristal Mirror. Vol.V, p. 231].

Санскритскому оригиналу предстояло существовать еще двести лет вплоть до Пятого Далай-Ламы (1617–1682), когда тот при очередном издании включает в него пространный колофон. Вот что сказано в колофоне тантры об истории Гухьягарбхи: [Gr. p. 110, s. 5]

“NAMa: SHRi GURUBE RATNA TRayaA
В нашей Холодной Стране (Тибет)
Дело махапандиты Чомдэн Pэлти,
Сияющего среди хранителей Трипитаки
Как Звездный Царь (Луна) среди созвездий, да победит!

Указ о снятии копии с потхи Гухьягарбха-тантры.

[Перевод "Указа" выполнен с некоей долей предположений относительно некоторых деталей документа, для уточнения которых должна быть проделана дополнительная исследовательская работа. Например, идет ли речь о копировании потхи, ее реставрации, или о том и другом, и возможно, еще и о сличении перевода с оригиналом. Такое исследование требует привлечения дополнительных исторических и текстологических сведений. – С.Э.Коротков].

Эта книга, очень красиво написанная на пальмовых листьях алфавитом вартула, пришла в древние времена. Поэтому некоторые буквы затерты, один пальмовый лист с началом девятой главы разломан и несколько не полон конец. Однако по 20-ю главу включительно текст сохранился без изменений, а две последние главы имеются почти целиком.

В этих двух главах, где текст не является сколь-нибудь полным, повелеваю относительно начертания букв, там, где оно почти ясно, или можно догадаться, ничего не делать. Где же сохранилось немного и при наличии ошибок, места эти тщательно подготовить и в данных двух случаях аккуратно исправить. Там же, где не соблюдается правило сандхи (в санскрите правило сочетания конечных звуков с начальными при соединении двух или нескольких слов в одно для создания нового понятия.), или в шлоках не поставлен шад (вертикальная черта – знак препинания.) оставить как в потхе (индийская книга на пальмовых листьях).
Эта Великая Тантра, нераздельная
С сиятельным собранием сердца всех Тантр,
И другие глубокие Учения Тантр и Махаяны
Да будут поняты и, соответственно пониманию, реализованы!”

Перевод с тибетского С.Э.Короткова.

* * *

Этот текст объемом 22 листа тибетского ксилографа был написан V Далай-ламой Агван Лобсаном Гьяцо (1617-1682) скорее всего к новому, так называемому "Красному изданию" Ганджура. Причиной создания столь обширного колофона, по-видимому, явилась, с одной стороны, уникальность и высочайший идейный уровень данного произведения, а с другой – неприязнь многих тибетцев к ранним переводам, особенно не подкрепленным санскритскими оригиналами. История Гухьягарбхи Пятого Далай-ламы, описывающая появление и историю санскритского оригинала, его переводов, а также линии передачи этой тантры, явилась своего рода гарантом подлинности этого учения для скептически настроенных тибетских ученых.

Но, очевидно, скепсис к текстам старой традиции в среде тибетской духовной элиты новых школ с веками не прошел. Даже такой авторитет, как Пятый Далай-Лама не смог изменить их отношения к Гухьягарбхе, ибо, дополненная по его указанию в новом издании Ганжура пространным колофоном, она в Дергесском издании снова выходит без колофона.

В настоящее время санскритский оригинал Гухьягарбхатантры вновь недоступен, и трудно сказать, в каком веке обрывается его след.

Существует три перевода Гухьи на тибетский язык, сделанные тремя парами тибетских буддистов: Падмасамбхава и Чогро Луи Гьялцэн, Вишвамитра и Пакор Вайрочана; Вималамитра и Ма Ринченчог.

[Gr. p. 114, s.2] “Для Шри Гухьягарбхататтвавинисчаи, коренной тантры Ваджрасаттва-майяджалы, на тибетском языке существуют переводы удиянского пандиты Падмасамбхавы и Чогро Лу-и-Гьялцэна, пандиты Вишвамитры и лоцавы Пакор Вайрочаны и пандиты Вималамитры и лоцавы Ма Ринченчога. И хотя это известно, тем не менее в колофонах современных изданий нет ни имен пандитов и лоцав, ни обозначения авторства перевода. Однако я считаю, что эти переводы выполнены лучшими из лучших пандитов и лоцав, каких можно найти среди ученых и переводчиков, прекрасно понимающими смысл слов тантры”.

Перевод с тибетского С.Э.Короткова.

Удивительным кажется, что высшему иерарху тибетского буддизма приходится перед лицом современников отстаивать ученый авторитет таких известнейших и прославленных буддистов прошлого как Падмасамбхава и Вималамитра. Именно скептическое отношение заставило Пятого написать столь пространный колофон.

По отношению к иным тантрам, например Хеваджре, Гарбха старше. У Гарбхи есть родственная тантра, как бы тантра-сестра, это – Гухьясамаджа. Именно Гухьясамаджа-тантра по древности может соперничать с Гарбхой. Хотя есть свидетельства в пользу большей древности Гухьягарбхи. В ней не цитируется Гухьясамаджатантра, в тоже время “Многие отрывки из Гухьягарбхи (gSang-pa’i Nying-po) цитируются в Комментрарии к Гухьясамадже (gSang-ba ‘dus-pa’i ‘grel-pa) Ваджрахасы (Дорже Шепа). Это Тантрараджа-шри-Гухьясамаджа-тика (D, RGYUD, № 1909), который включен в раздел под названием Глава о системе Ваджрахасы в Указатель к Данжуру, подглтовленный Будоном Ринпоче” (“Синяя Летопись” СПб., 2001, с.76). И там же: “Также в “Комментарии к “mNyam-sbyor” (Шри-Сарвабуддха-самайога-дакини-майясамбара-тантрартходара-тика. D, RGYUD, № 1659), составленном Индраналой (Гьячин Донпо), найдены многочисленные цитаты из “Гухьягарбхи” (Будон. Сунбум, т.26 (Lа), л.27б.). Этот Комментарий также был одобрен Будоном Ринпоче, который много цитировал его”. Линии преемственности этих тантр на начальном этапе их передачи в Тибете вплоть до Буддагухьи совпадали.В дальнейшем Гухьясамаджа стала одной из главных тантр новых школ и главной в гелуг, а Гухьягарбха так и продолжила своюю историческую жизнь как главная тантра линии махайоги старой традиции.

Вообще же история включения старых тантр в Ганжур похожа на увлекательное библиографическое приключение. Вот что в примечании к Третьей Книге “Синей Летописи” пишет Ю.Н. Рерих: “Многие тибетские ученые ставили под вопрос подлинность тантр ньингмы. Поэтому Будон не включил их в свой Каталог и утверждал в “Чойчжуне” (Будон. Сунбум, т.24 (Yа), л.179б): “Что касается древних переводов тантр ньингмы, то лоцава Ринчен Санпо, Лха-лама Еше-вё, Подэн Шива-вё, Гой Кугпа Лхэцэ и другие придерживались мнения, что тантры ньингмы не представляют собой чистые тантры. Мой Учитель, лоцава Ньима Гьялцэн, и Ригрэл (Ригрэл Рэлти, прим. В.М.), а также другие считали их настоящими тантрами, потому что они нашли в Самье индийские подлинные тексты, а части “Ваджракила-тантры” были обнаружены в Непале. По моему мнению, лучше оставить их, не высказывая суждения об их подлинности…”(“Синяя Летопись” СПб., 2001, с.76). Удивительно корректная формулировка.

Итак, подытожим. Есть Девять Ян: Три Причинные Колесницы, Три Внешние Тантры, Три Внутренние Тантры. Три Внутренние Тантры – это Махайога, Ануйога и Атийога.

Махайога – созерцание нераздельности шуньяты и Ясного Света; пуст Ясный Свет.

Ануйога – созерцание нераздельности шуньяты и Блаженства; пусто Блаженство.

Атийога – созерцание нераздельности шуньяты и Естественного Ума или Ригпа; пусто Ригпа.

Махайога представлена циклом Майяджалы, состоящим из четырех типов Волшебной Сети: Майяджала Ваджрасаттвы, Майяджала Вайрочаны, Майяджала Дэви и Майяджала Манджушри.

Майяджала Ваджрасаттвы сотоит из восьми текстов. Первый из них и главнейший, называемый еще коренным текстом всей Махайоги, это Гухьягарбхатантра.

Махайога акцентирует, культивирует и возвышает простое восприятие проявленого – Ясный Свет, Ануйога практикует нарочитые методы возбуждения органов чувств для восприятия пространственных измерений – Блаженство, Атийога сосредотачивается на глубинной подкладке восприятия, на голом ощущении самобытия – Ригпа.

Ануттарайогатантры названы по именам главных Идамов: Хеваджра-тантра, Гухьясамаджа-тантра и т.п. В название Гухьягарбхи входит не название центрального персонажа, а название основополагающей темы Внутренних тантр и буддизма в целом – Истина Тайны Сердца Бытия. Эта Истина в Гухьягарбхе и во всей махайоге раскрывается через Ваджрасаттву. Можно сказать, что Ваджрасаттва, Майяджала, Гухьягарбха синонимы. Названием Гухьягарбха говорится о непостижимости Бытия, о ее сплошной и гладкой Основе. Термин Майяджала или Волшебная Сеть указывает на развертывание Основы в пространственную метрику. Под именем Ваджрасаттва Гухьягарбха обнаруживает все как личность.

Подробное описание преемственности “Гухьягарбхи Маяджалы”, содержащееся в Гухьягарбха-тантре и в колофоне к ней Пятого Далай Ламы

[DL – колофон Пятого Далай Ламы; G – Гухьягарбха-тантра]

“Учитель Яб-Юм Самантабхадра – Будды Яб-Юм Пяти семейств – Три Арья-Бодхисаттвы.
Далее от Манджушри это учение через бога Индру пришло к богам,
от Авалокитешвары через Нагараджу Чёрная шея к нагам,
от Ваджрапани через якшу Самантабхадру к якшам.

Что касается последовательности линии передачи для людей и нелюдей, она следующая:

Ваджрапани на вершине Майя проповедал это учение Пятерым, известным как бог Индра, наг Такшака (‘Jog-po), якша Улкамукха, ракшас Равана с Ланки и человек Вимала из племени личчхави.

После этого ракшас, обладющий прозрением и умением (интуицией и методом), разместил восемнадцать разделов тантры в книги, которые и упали в виде дождя на крышу дворца Раджи Джа (Индрабхути Первый). Не поняв смысл этого, Раджа Джа просил разъяснений у бхикшу Кукураджи. Тот, осуществив Ваджрасаттву, постиг смысл и радже объяснил. Поэтому линия такова:
Кукураджа
благословенный Раджа Джа,
Индрабхути,
Сингхараджа,
Упараджа,
принцесса Гомасала,
ачарья Лилаваджра,
панчен Вималамитра.
Кроме того от Гомаcалы –
Бхутакутта (Буддагупта),
Майтрикамала,
Вималабуддагухья.
Кроме того от Раджи Джа –
Индрабхути,
Нагабхути,
Царь Собак (Кукураджа),
Веталидэва,
Дорже Шепа ("Смеющийся Ваджр"),
Царь Сахора Прахасти.
Царь Сахора Прахасти разъяснил троим: Шакьяпрабхе, Шакьямайтри и Шакьясимкхе.
Шакьяпрабха на горе Кайласа разъяснил Ма Ринченчогу, Бэ (sBas Manyju-shri, Гупта-Манджушри) и Бранкхамурти.
Ма Ринченчог передал Цугру Ринчен Шонну (rMas Tsug ru ri cen gzhon nu) [DL.p.E, list 3, 5s – p.G,list1,s1; G.133, s5]
Кроме того от принцессы –
ачарья Лилаваджра,
Вимала,
Ма Ринченчог.
Также от принцессы –
ачарья Кукураджа младший,
Ветала Сукхасиддхи,
ачарья Дорже Шепа (bZhad-pa rDo-rje),
царь Сахора Прахасти, ачарья Буддагухья,
Лилаваджра,
Вималамитра.
Кроме того от Кукураджи –
Риши Башита,
Прахабхасти,
Ачарья Второй Будда (Падмасамбхава).
Падмасамбхава разъяснил Ньяг Джнянакумаре (gNyag Dznya-na-ku-ma-ra), у которого слушал Согпо (монгол) Пэлгьи-Еше (Sog-po dPal-gyi-ye-shes), у которого слушал Нубчен Сангье Еше (gNub-chen Sangs-rgyas ey-shes, IX в.).
Нубчен Сангье Еше разъяснил Анлам Гьялва Чогьяну (Ngan-lam rGyal-ba mchog-dbyangs)
Также от Кукураджи –
Даналукришака,
Махараджа,
Роландэва (Ro-langs de-va),
шесть лоцав: Акашагарбха (Nam-mkha’i nying-po) и другие.
Еще от раджи Джа –
Гомпама (sGom-pa-ma),
Вимала, от которого объяснение получили Ма Ринченчог и Ньяг Джнянакумара.
Они разъяснили Цуру Еше Шонну (Tsu-ru Ye-shes Zhon-nu) и Гьерэ Чогкьон (Gye-re Phyogs-skyong).
Эти двое дали толкование Кьюнпо Йиг-вё (Khyung-po dbyig-‘od),
который разъяснил Дарже Пэлгьи Тагпе (Dar-rje dPal-gyi Grags-pa), Шан Гьялвэ-Йонтэну (Zhang rGyal-ba’i- yon-tan) и Кьюнпо Йигги-Дорже (Khyung-po dbyig-gi rDo-rje).
Шан Гьялвэ-Йонтэн –
Нубчен Санжей Еше (gNub-chen Sangs-rgyas ye-shes), далее следуют:
Со Еше Ванчуг (So Ye-shes dBang-phyug),
Абтун Жанчуб Гьялцэн (Ngab-thung Byang-chub rGyal-mtshan),
Кортун Шераб Еше (sKor-thung Shes-rab Ye-shes; в “Синей Летописи” Концюн Шераб Еше, Kong-btsun Shes-rab Ye-shes, с.80 и 593),
Ратун Еше Цултим (Ra-thung Ye-shes Tshul-khrim; в “Синей Летописи” – Ратун Шераб Цултим, Ra-thung Shes-rab Tshul-khrim, с. 80, 610, 685),
Ньян Шерабчог (Nyang Shes-rab-mchog, в “Синей Летописи” – Myang Shes-rab-mchog, с.606, 676).
Еще от Нубчена – Кулунпа Йонтэн Гьяцо (Khu-lung-pa Yon-tan rGya-mtsho) [DL.p.G,list1,s5 – p.F,list3,s1; G.p135,s3],
Нуб Еше Гьяцо (Gra-phyi rgyal-gnubs ye-shes rgya-mtsho),
Ньян Шерабчогу (Nyang Shes-rab-mchog),
Ньян Еше Чжуннэ (Nyang ye-shes ‘Byung-gnas),
Уг[гья]палунпа Сурчен Шакья Чжуннэ (‘Ug-[bya]pa-lung-pa Zur-chen Shakya ‘Byung-gnas, 954–).
Кроме того Цуру Еше Шонну и Гьерэ Чогкьон вместе разъяснили (DL.p.F, лист 3, 1s; G.p.135,s4) Шан Гьялвэ-Йонтану (Zhang rGyal-ba’i yon-tan), Чогро Шераб Жанчубу (lCog-ro Shes-rab byang-chub), Гой Цултим Жанчубу (‘Gos Tshul-khrims byang-chub) и Со Йонтан Санпо (So Yon-tan bZang-po).
Эти четверо –
Шан Жанчуб Чжуннэ (Zhan Byang-chub ‘Byung-gnas), далее по порядку:
Cари Ешепаг (Za-ri Ye-shes-‘phags),
Нуб Лачен Жанчуб Ньинпо (gNubs Bla-chen Byang-chub snying-po),
Cурпоче (Zur-po-che, 954–),
Тагомгьи Цэмо Лхачже Сурчунпа (lTa-sgom gyi rTse-mo lHa-rje Zur-chun-pa, 1014–1074).
Лучший из четырех его учеников и восьми семей (DL.с.F,list3.s3; G.p.136,s1) Лхачже Ньяцэлва Лэн Шакья-Жанчуб (lHa-rje Nya-tshal-ba Rlan Shakya byang-chub), далее:
Сур Тамчэ Кьенпа Шакья Сэнгэ (Zyr thams-cad mkhyen-pa Sakya Seng-ge),
Цаца Шакья Дорже (Tsa-Tsha Shakya rDo-rje),
Лама Вантон Лхачже (Bla-ma dBang-ston lHa-rje),
Догён Шакья Сэнгэ (‘Gro-mgon Shakya seng-ge),
Ньетон Ринчен Сэнгэ (sNye-ston Rin-chen seng-ge),
Вантон Цог-чже (dBang-ston Tshogs-rje),
Лама Чой Гьялцэн (Bla-ma Chos rGyal-mtshan),
Догён Жанчуб Линпа (‘Gro-mgon Byang-chub gling-pa),
Намдол Кюнга Ринчен (rNam-grol Kun-dga’ Rin-chen),
Кункьен Пэлдэн Сэнгэ (Kun-mkhyen dpal-ldan seng-ge),
Цантон Сонам Cанпо (gTsang-ston bsod-nams bzang-po),
Ригзин Намха-Тагпа (Rigs-‘dzin Nam-mkha’-grags-pa),
Кедуб Чойкьи Гьялцэн (mKhas-grub Chos-kyi rgyal-mtshan),
Чжамьян Сонам Гьялцэн (‘Jam-dbyangs bSod-nams rGyal-mtshan),
Пантон Гэлэг Гьялцэн (dPang-ston dGe-legs rGyal-mtshan),
Сэтон Ринчен Гьялцэн (Se-ston Rin-chen rGyal-mtshan),
Ченцаб Гёнпо Дава (sPyan-tshab mGon-po Zla-ba),
Сэтон Агван Дорже (Se-ston Ngag-dbang rDo-rje),
Агчан Пэлдэн Таши (sNgags-‘chang dPal-ldan bKra-shis) [G.p137,s1],
Сэтон Лэдуб Цэрин (Se-ston Legs-grub Tshe-ring),
Кьябдаг Дацанпа Лочог Дорже (Khyab-bdag Khra-tshangs-pa Blo-mchog rDo-rje), [DL.p.F,list3,s5 – p.F,list1,s1; G.p.137,1s.]
От Кьябдаг Дацанпа Лочог Дорже – я, Сахор Банде (Пятый Далай-Лама).
Кроме того от Допугпа Шакья Сэнга (sGro-phug-pa Shakya seng, Шакьясимха)
Пацаб Шакья-дор (sPa-tshab Shakya-rdor, Шакьяваджра),
Цуктор Шакья Чжуннэ (gTsug-tor Shakya-‘byung-gnas, Ушниша Шакьясамбхава),
Лэнтон Вё-по (rLan-ston ‘od-po),
Дхармасимха (dPal-ldan Chos-seng, Пэлдэн Чойсэн),
Лэн Сангьепэл (rLan sangs-rgyas-dpal),
Лэн Сонам Гёнпо (rLan bSod-nams mgon-po = ‘Jam-dbyangs mGon-po, 1208 –),
Долчен Самдуп Дорже (sGrol-chen bsam-grub rdo-rje),
его сын Сангье Ринчен (Sangs-rgyas rin-chen),
Гойло Тамче Кьенпа Еcанцепа Шоннупэл (‘Gos-lo thams-cad mkhyen-pa ye-bzang rtse-pa gZhon-nu-dpal, 1392–1481),
Туган-лоцава (Krus khang Lo-tsa-ba) Сонам Гьяцо (bSod-nams rgya-mtsho, 1424 – , переводчик),
Сэтон Ринчен Гьялцэн (Se-ston rin-chen rgyal-mtshan).
Ченцаб Гёнпо Дава (sPyan-tshab mGon-po Zla-ba),
Сэтон Агван Дорже (Se-ston Ngag-dbang rDo-rje),
Агчан Пэлдэн Таши (sNgags-‘chang dPal-ldan bKra-shis),
Сэтон Лэдуб Цэрин (Se-ston Legs-grub Tshe-ring),
Кьябдаг Дацанпа Лочог Дорже (Khyab-bdag Khra-tshangs-pa Blo-mchog rDo-rje),
От Кьябдаг Дацанпа Лочог Дорже – я, Сахор Банде.
Кроме того от Долма Сангье Ринчена (sGrol-ma Sangs-rgyas rin-chen):
Долма Чойтаг Cанпо (sGrol-ma Сhos-grags bZang-po),
Долма Намхэ-нэнчжор (sGrol-ma nam-mkha’i rnal-‘byor),
Сэтон Ринчен Гьялцэн (Se-ston rin-chen rgyal-mtshan).
Ченцаб Гёнпо Дава (sPyan-tshab mGon-po Zla-ba),
Сэтон Агван Дорже (Se-ston Ngag-dbang rDo-rje),
Агчан Пэлдэн Таши (sNgags-‘chang dPal-ldan bKra-shis),
Сэтон Лэдуб Цэрин (Se-ston Legs-grub Tshe-ring),
Кьябдаг Дацанпа Лочог Дорже (Khyab-bdag Khra-tshangs-pa Blo-mchog rDo-rje),
От Кьябдаг Дацанпа Лочог Дорже – я, Сахор Банде.
Это две основные линии передачи ванга.
Преемственность луна (агама):
Сурчен (Zur-chen, 974 –) даровал Ньян Шерабчогу (Nyang Shes-rab-mchog ), Лова-ламе (Klo-ba-bla-ma) и Дэ Жанчубу Чжуннэ (sGrad byang-chub ‘byung-gnas).
Ньян Шерабчог –
Сурчунпе (Zur-chung-pa, 1014– 1074),
Далее по порядку:
Ньяцэлвалэн Шакья Жанчуб (Nya-tshal-ba-rlan),
Сур Тамче Кьенпа (Zur thams-cad mkhyen-pa),
Тагпа Шакья Дорже (Thag-pa Zhakya rdo-rje, Тагпа Шакьяваджра),
Цэг Шакьячжуннэ (rTsegs Shakya ‘byung-gnas),
Лэн Дорже-вё (Rlan rdo-rje-‘od, Ваджрапрабха),
его сын Сонам Гьялцэн(sras bSod-nams rgyal-mtshan),
Гой Ойдуб-гён (‘Gos dngos-grub-mgon),
Лама Шакья Гьялцэн (Bla-ma Shakya rgyal-mtshan, Шакьядхваджа),
Лама Пэлcанпа (Bla-ma dpal-bzang-pa),
Лама Дорже Гьялцэн (Bla-ma rdo-rjq gyal-mtshan),
Лама Дэшегпа (Bla-ma bDe-gshegs-pa),
Чжамьян Шеньен (‘Jam-dbyangs bshes-gnyen),
Ар Гэва Чойпэл Гьялцэн (Ar dGe-ba chos-dpal rgyal-mtshan, 1382–1462),
Чагён Самтэн Санпо (Cha-mgon bsam-gtan bzang-po),
Великий тертон Ратна Линпа (gTer-ston chern-po Ratna-gling-pa),
Наследный принц Цэван Тагпа (rGyal-sras Tshe-dbang grags-pa),
Чже Агван Тагпа (rJe Ngag-dbang grags-pa, Вагишваракирти),
Ньяммэ Агван Норбу (mNyam-med ngag-dbang nor-bu),
Цунмэ Норбу Йонтаг (mTshungs-med nor-bu Yongs-grags),
Тичен Норбу Вангьял (Drin-can nor-bu dbang-rgyal),
Тулку Цултим Дорже (sPrul-sku Tshul-khrims rdo-rje),
Тацанпа Ченпо (Khra-tshangs-pa chen-po).
Тацанпа Ченпо даровал мне, Сахор Банде.
Кроме того от Сандаг Допугпы (gSang-bdag sgro-phug-pa, 1074–1134) – [DL. p.F,list2,s2; G.p.139,s1]
Ньетон Чойсэн = Ньетон Чойкьи Сэнгэ (Nye-ston chos-seng),
Цаннаг Вё-бар (gTsang-nag ‘od-‘bar),
Cурпале (Zur-pa-le),
Cурхэру (Zur-he-ru),
Юнтон Сангье (gYung-ston sangs-rgyas),
Гьякаб Гонпа (rGya-gab gong-pa),
Юнтон Чой (gYung-ston chos),
Кепа Бха-сичжи (mKhas-pa Bha-gzi-brjid),
Cур Чампа Сэнгэ (Zur Byams-pa seng-ge),
Долчен Самдуб Дорже (sGrol-chen bsam-grub rdo-rje),
Сур Шакья Чжун-Чима (Zur Shakya ‘byung phyi-ma),
Чжецюн Пэлдэн Санпо (rJe-btsun dpal-ldan bzang-po),
Чечог Пала Шри (sKye-mchog pha-la shri),
Cур Шакья Шеньен (Zur Shakya bshes-gnyen),
Согпо Пэл-е (Sog-po dpal-ye = Sog-po dpal-gyi-ye-shes),
Кунcанпэл (Kun-bzang-dpal),
Катогпа Сонам Гьялцэн (Ka-thog-pa bsod-nams rgyal-mtshan),
Намдол Еше Cанпо (rNam-grol ye-shes bzang-po),
Катогпа Шойжи Сенге (Ka-thog-pa chos-kyi seng-ge),
Лхато Тулку Чокьи Ванпо (Lha-bro sPrul-sku Сhos-kyi dbang-po),
Гурува Карма Чойкьон (Gu-ru-ba karma chos-skyong),
Лама Таши Лхундуб (Bla-ma bkra-shis lhun-grub),
Тацанпа Ченпо (Khra-tshangs-pa chen-po), [DL.p.F,list2,4s; G. P.139,4s]
Тацанпа Ченпо даровал мне, Сахор Банде.
Линия передачи тантры и комментария в традиции Юнтонпы
Допугпа (sGro-phug-pa, 1074–1134) разъяснил Цанпа Читону (gTsang-pa Byis-ston) и ачарье Лобпён Ньитону (sLob-dpon Nyi-ston).
От них получили трое: Цаннаг Вё-бар (gTsang-nag ‘od-‘bar), Метон Гёнпо (Me-ston mgon-po), Сотон Шераб Гьялцэн (So-ston Shes-rab rGyal-mtshan).
Сотон Шераб Гьялцэн разъяснил Пакши Шакья-вё (Pakshi shakya ‘od) и Танаг Дудулу (rTa-nag bDud-‘dul).
Этими двумя были даны разъяснения Даца Шакья Пэлу (mDa’-tsha Shakya-‘phel), и далее по порядку:
Сур Чампа Сэнгэ (Zur Byams-pa seng-ge),
Таши Гьялва Юнтон (Gra-phyi rGyal-ba gYung-ston) (DL. p.F,lis2,s5 – p.G.list2,s1; G.p.140,2s)
Гьяво Кандо (rGya-bo mkha’-‘gro),
Гьяво Лама Таши (rGya-bo Bla-ma bKra-shis),
Гьяво Сикар Самдуб (rGya-bo Sri-thar bsam-grub),
Пёнбу Ягпа (dPon-dbu yags-pa),
Кён Цэван Норгье (‘Khon-tshe-dbang Nor-rgyas),
Доржечан Пабёнхапа Пэлчжор Лхундуб (rDo-rje-‘chang Pha-bong-kha-pa dPal-‘byor lhun-grub),
Cур Тамче Кьенпа Чойин Рандол (Zur Thams-cad mKhyen-pa Chos-dbyings Rang-grol);
Cур Тамче Кьенпа Чойин Рандол передал мне, Сахор Банде”.

Перевел с тибетского О.В.Волошановский.

 

Есть два типа понимания происхождения или, можно сказать, творения текстов: линейно-исторический и творческий. Линейно-исторический – это текты, происходящие от Будды Шакьямуни. Вот пример: Будда проповедовал Гухьясамаджа-тантру. Центральный персонаж тантры – сам Будда в виде Гухьясамаджи. Эта тантра называется коренной тантрой всего цикла текстов, возникших позже на тему Гухьясамаджи. На ее основании писались разъяснительные тантры, комментарии и садханы. Этот тип возникновения текстов имеет точное положение во времени и пространстве: VI в. ло н.э., Индия, то есть указаны начало и центр-источник. Передача линейно-исторического типа похожа на ветвящуюся крону дерева, исходящего от ствола, возросшего из единого семени.

Творческий тип возникновения – это тексты восходящие не к историческим лицам, а к сферам самбогакаи или дхармакаи. Они проповеданы, соответственно, либо такими субьектами, как Ваджрапани, Авалокитешвара. Манджушри, либо самим Адибуддой Самантабхадрой. Так возникли тексты Внутренних Тантр ньингмы, в том числе и махайоги. Здесь нет текста источника. Есть название цикла текстов: Маяйджала, давшего имя так называемой магической традиции – Майя. В этом цикле есть четыре раздела, один из которых посвящен Ваджрасаттве – это Ваджрасаттвамайяджала-тантра. В этот раздел входит восемь текстов, главным из которых считаестя Гухьягарбха-тантра. При этом глубина изложения и структурная ясность Гухьягарбхи такова, что ее принято считать коренной тантрой не только Ваджрасаттвамайяджалы, но и всей махайоги. Подобный тип возникновения текстов не имеет конкретной временной точки отсчета и места возникновения: про такие тексты говорят – упали с неба. Место воозникновения таких текстов – буддовая природа сокровенной сути каждой личности, то есть такие тексты могут иметь точно названного автора. Вселенная, в котрой возникли эти тексты не имеет центра, он везде. Структуру творческого типа возникновения текстов можно сравнить с разветвленной системой водосбора многочисленных ручьв, рек, проток, сливающихся в мощное единое русло полноводной реки.

Каноническим в новых школах был принят линейно-исторический тип происхождения текстов. Представители новых школ не принимали схему махайоги, в ней пирамида происхождения текстов казалась им перевернутой. И когда составлялся тибетский Канон текстов – Ганжур, то было принято формальное правило включать в Канон только те тексты, у которых есть санскритские оригиналы. Но и у этого правила были ярые противники, ибо они прекрасно понимали, что творческий тип происхождения текстов не изобретение тибетцев, он существовал и в Индии, так что по их мнению наличие санскритского оригинала не гарантировало, что текст не модернистского происхождения. Они просто порой говорили, что эти тексты придумали сами тибетцы (или поздние индийские авторы). Наиярчайшим примером таких текстов являются тексты класса терма ума.

С благословения нашего Учителя Дхармараджи Бидъядары, указавшего нам линию созерцательной практики и творческого поиска, передавшего полноту всех традиций Ваджрасаттвы, а также в согласии с действующим принципом Правидьи мы приступили одновременно к созерцанию полного видения смыслов Гухьягарбхи, к переводу и изучению ее вдохновляющего и сокровенного Текста.

В.Монтлевич

Гухьягарбха-тантра (тиб.: dPal gSang-ba‘i-snying-po de-kho-na-nyid nges-pa, санскр.: Shri-Guhyagarbha-tattva-vinishcaya) входит в число избранных 25-ти текстов помещенной в XIV в. кодификаторами Канона в небольшой раздел Ганжура, называемый "Старые тантры"; в Пекинском издании Ганджура значится под № 832. В самом ксилографе приведено более полное название: тиб.: dPal gSang- ba’i snying -po de-kho-na-nyid rnam-par nges-pa‘i rgyid chen-po zhes-bya-ba bzhugs-so, санскр.: Shri gu hya ga rbha ta tva bi ni stsa ya ma ha ta ntra na ma bi ha ra ti sma.

 

Изображения на первых листах ксилографа Гухьягарбха-тантры
Шри Самантабхадра. dPal Kun-tu bzang-po
Владыка Тайн Ваджрапани. gSang-bdag phyag-na rdo-eje
Кукраджа.dGe-slong Ku-ku-ra-dza
Раджа Джа. dPal-ldan rGyal-po Ja
Падмасамбхава. Myon Sangs-rgyas gnyis-pa
Панчен Вималамитра. Pan-chen Bi-ma-la-mi-tra
Ма-Ринченчог. rMa Rin-chen-mchog
Ньяг Джнянакумара. gNyag Djnya-na-ku-ma-ra
Нубчен Сангье Ешей. gNubs-chen Sangs-rgyas ye-shes
Сурчунпа Шерабтаг. Zur-chun-pa shes-rab-grags
Даши Гьялва Юнтон Доржепэл. Gra-phyi rgyal-ba g.yung-ston rdo-rje-dpal
Долмапа Сандуб Дорже. sGrol-ma-pa bsam-grub rdo-rje
Сэтон Ринчен Гьялцэн. Se-ston rin-cen rgyal-mtshan
Доржешан Пабонкапа. rDo-rje-‘chang pha-bong-kha-pa
Сур Доржешан Чойчжин Рандол. Zur rdo-rje-‘chang chos-dbyings rang-grol
Кьябдаг Дацанпа Лочог Дорже. Khyab-bdag khra-tshangs-pa blo-mchog rdo-rje

 

Оглавление Гухьягарбха-тантры
gling gzhi.
don dam pa kun rjob kyi byang chub kyi sems ye shes su bskyed pa
chos thams cad gtan la phab ba
yi ge phreng ba’i ‘khor lo bkod pa
sgyu ‘phrul bsgrub pa
dkyil ‘khor spros pa
dkyil ‘khor bsdus pa / sangs sngags
yang lag dkyil ‘khor du byin gyis brlabs las phyag rgya spros pa
rdo rje bkod pa gsang ba dam tshig
dbang sbyin pa
tshogs kyi dkyil ‘khor
tshogs bsgrub pa
shin tu gsang ba mang ngag
mnyes pa
khro bo rang bzhin gyi dkhyil ‘khor sbyin rnam par spros pa
khro bo’i tshogs chen po gsung gi dkyil ‘khor spros pa
khro bo’i dkyil ‘khor bstan pa
mchod sbyin dam pa bstan pa
dam tshig
lhun gyis grub pa’i prin las byin gyis brlabs pa
khro bo la bstod pa
mnyes ba dang yongs su gzung ba

 

 

Истина Блистательной Тайны Сердца Бытия

dPal gSang-ba’i-snying-po de-kho-na-nyid nges-pa’i rgyud chen-po zhes-bya-ba bzhugs-so

Shri-Guhyagarbha-tattva-vinishcaya mahatantra nama bihara tisma

Бхагавану Самантабхадре поклоняюсь!

Глава I. Вводящая

В Акаништхе, где нет ни центра, ни окоема, Татхагата, Самьяксамбудда, Бхагаван, Махабхога, Владыка Ваджров Тела, Речи и Мысли всех Татхагат десяти направлений и четырех времен, тот, кто есть Всё-Всегда-Здесь, так раскрывает Тантру:1

На ясной Чакре Мудростей, всемерном основании, покоится светозарное Мироздание – воплощение Мудростей. Мироздание беспредельно, но предстает квадратным в знак полнейшего развития его неизмеримых качеств. Каждая стена – воплощение определенной Мудрости, украшена драгоценной кладкой остальных Мудростей. Единосущная всему Мудрость, общая всем мандалам Будд десяти направлений и четырех времен, представлена куполом Мироздания. Невообразимые Мудрости отображаются в различных воплощениях, обретая отличия и особенности по форме, цвету и т.п., все превосходящие и нет им предела.

Разнообразие воплощенности Мудростей – ажурные занавеси, связующие подвески, гирлянды ожерелий – симфония форм, звуков, запахов, вкусов и ощущений –– возникает самопроизвольно, ошеломляя размахом, и все предметы ясного убранства, не затмевая друг друга, непостижимым образом содержатся в Мироздании2.

Входы в Мироздание – Четверо Врат Свободы3; порталы Мироздания – Восемь Врат Освобождения4.

Не имея нигде ни внешнего, ни внутреннего, но все же внутри – трон льва бесстрашия, трон слона силы, трон коня риддх, трон павлина могущества, трон птицы Шан Шан беспрепятственности. На тронах – сидения из чинтамани, лотоса неоскверненности, солнца, луны и естественного ясного света.

На центральном троне – Татхагата-Учитель в Теле, для которого нет "спереди" и "сзади". Лик Его ясен и сияет повсюду. Он наделен знаками и признаками Будды. Во всех неохватных мыслью мирах разнообразно проявляющий Тело, Речь и Мысль, Он восседает с равно скрещенными ногами метода и интуиции. Руки шести Мудростей держат пылающие символы Их воплощения. Три головы – непостижимые Тело, Речь и Мысль5.

Вокруг Бхагавана – Отцы Пяти Семейств – Пять Татхагат, сияющие синим, белым, желтым, красным и зеленым цветом, в недвойственности со своими Святыми Царицами охватившие весь Дхармадхату, как кожура кунжута зерно:Татхагата Виджнянараджа    Царица Сфера Света
Татхагата Рупараджа    Царица Сфера Твердости
Татхагата Веданараджа    Царица Сфера Текучести
Татхагата Санджняраджа    Царица Сфера Тепла
Татхагата Самскарараджа    Царица Сфера Движения


Вокруг них – Внутренние Дхьянибодхисаттвы – виджняна, со своими Царицами – вишаей:Ваджра Маха Бодхи Видение    Царица Видимое
Ваджра Маха Бодхи Слышание    Царица Слышимое
Ваджра Маха Бодхи Обоняние    Царица Обоняемое
Ваджра Маха Бодхи Вкус    Царица Вкушаемое


Вокруг них – Внешние Дхьянибодхисаттвы – индрии со своими Царицами – каладхату:Ваджра Маха Бодхи Видящий    Царица Прошлое
Ваджра Маха Бодхи Слышащий    Царица Настоящее
Ваджра Маха Бодхи Обоняющий    Царица Будущее
Ваджра Маха Бодхи Вкушающий    Царица Вневременное


Вокруг них – Великие Покорители – спарша, со своими Царицами:Ваджра Маха Гхата Ощущение    Царица Непостоянство
Ваджра Маха Гхата Ощущающее    Царица Непрерывность
Ваджра Маха Гхата Ощущаемое    Царица Бессамостность
Ваджра Маха Гхата Сознание ощущения    Царица Безпризнаковость


Вот Круг Мысли, невыразимый и недвойственный! Тайна этих сокровенных мандалов, недвойственных Собранию Татхагат и Цариц, извлечена из ваджров Тела, Речи, Мысли, Достоинств и Деяний.

Э Э МА Э МА ХО! Чудо! Чудо!

Сфера таковости в мандале Владычицы-Мудрости, проникнута Учителем-Сострадательностью.

Там, во Дворце самовозникновения с самадхи-входами и отображениями-порталами восьми Колесниц, троны иллюзорности с сидениями совершенной ясности.

Там, на Чинтамани – опоре сидений, Пять Родов – Тело, Речь, Мысль, Достоинства и Деяния; цвет и свет их сияния – добродетель неотвержения.

Там, в Чакре Неистощимых Украшений – самопроявлениях Тела, Речи и Мысли Учителя живет Наивысший Ваджра!

Сказанное есть слово Нерушимой Тайны.


Примечания

1 Эту часть можно соотнести со стадией реализации шуньяты в садхане. Только здесь она записана "по-йогочаровски", с точки зрения присутствия "запредельных "ценностей". Слово "Тантра", хотя и включает понятие Учения и даже Текста, значит здесь по-максимуму: Всесвязанность. "Такая" Тантра отличается от "иной" тантры своим способом организации целого, своим порядком "впадения акаши в метрику" и своей конфигурацией метрики акаши.

2 Цветущая сложность!

3 Это обычные трое врат освобождения: пустота, беззнаковость и непривязанность и необычные врата естественного ясного света.

4 1) gZugs-can gzugs la lta-ba‘i rnam-thar, 2) gzugs-med gzugs la lta-ba‘i rnam-thar, 3) sdug-pa‘i rnam-thar, gzugs-med kyi rnam-tharI: 4) nam-mkha‘ mtha‘-yas skye-mched kyi rnam-thar, 5) rnam-shes mtha‘-yas skye-mched kyi rnam-thar, 6) ci-yang-med-pa‘i skye-mched kyi rnam-thar, 7) ‘du-shes med ‘du-shes med-min gyi srye-mched kyi rnam-thar 8) ‘gog-pa‘i rnam-thar.

5 Тело – пустота, Речь – беззнаковось, Мысль – непривязанность (см. прим. 1). Непостижимы, т.к. не являются объектами ума.

Текст перевели с тибетского В.Монтлевич, О.Волошановский и С.Коротков, 1997-2002 гг.

Скачать

Шри Гухьягарбха-тантра (0.02 Мб)


Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека