Центр тибетской медицины 'Кунпен Делек Менкан' - Дарующий благо и полезный для всех
Будда медицины
Loading

Библиотека

Примеры альтернативного лечения рака

Примеры альтернативного лечения ракаМедсестра Рене Кайсс из канадской провинции Онтарио при обходе больных увидела женщину со шрамами на груди. Та поведала ей, что более 20 лет назад она излечилась от рака груди травяным лекарством, предложенным ей индейцем. Р. Кайсс записала название трав, которыми лечилась женщина. Вскоре Рене узнала, что ее тете поставлен диагноз рак желудка и печени. Она применила травяной рецепт для лечения родственницы. Эффект превзошел все ожидания. Тетя прожила еще 20 лет.

В 72-летнем возрасте «неоперабельный» рак печени настиг ее мать. Известный в мире специалист Р. Грэхэм сказал Рене: «Печень вашей матери представляет собой сплошную узловатую массу. Ей осталось жить считанные дни». Не говоря матери о страшном заболевании, дочь приступила к ее лечению. Мать прожила еще 18 лет. Умерла от остановки сердца.

Оставив основную работу, Рене организовала домашнюю лабораторию, чтобы найти более правильное соотношение растительных компонентов и способ их приготовления. Настой вводила больным подкожно. Врачи были поражены результатами лечения язв, кровотечения, опухолей. Они направили петицию в министерство здравоохранения с просьбой о предоставлении Рене помещения и средств на самостоятельные исследования. Министерство направило двух врачей-инспекторов, чтобы... арестовать Рене. Но, увидев результаты ее работы, те не решились этого сделать.

Чтобы не вызывать гнева у властей, она не назначала плату за лечение, а брала лишь добровольные пожертвования больных. Несмотря на это, ее хотели арестовать вновь, но с ней уже работали 8 именитых врачей.

Р. Кайсс становится знаменитой. О ней пишет пресса. Она завалена просьбами от онкобольных. Бизнесмены предложили Рене частную клинику, 20 тысяч долларов годовых, стартовый капитал в размере 100 тысяч долларов. От нее требовалось одно: передать рецепт лекарства корпорации и впредь не претендовать на прибыль от реализации лекарства. Предложение она не приняла. Рене знала, в какие руки попадет рецепт. Мэрия города организовала для нее кабинет, приемную, аптеку, пять палат для больных с вывеской «Больница по лечению раковых заболеваний». Рене проработала там 8 лет.

Она лечила последние стадии рака матки, молочной железы, печени, кишечника, губы, сахарный диабет. И все это время она находилась под пристальным взглядом недоброжелателей. Однажды в ее клинике умерла пациентка с незаживающей язвой желудка. Рядом с больной находились двое врачей, но помочь больной уже было нельзя. О факте смерти медицинские руководители немедленно сообщили журналистам. Началось расследование, состоялся суд. Обвинения с Рене были сняты.

Ею заинтересовались в Америке. Были предложены услуги в 1 миллион долларов для строительства больницы. Рене определялся ежегодный личный доход в размере 50 тысяч и единовременное вознаграждение, не облагаемое налогом, в 200 тысяч долларов. Ставка делалась на получение огромных прибылей от производства и реализации лекарства, названного к тому времени эсиаком.

От предложения Рене отказалась. Она требовала официального признания эсиака как противоракового лекарства и разрешения на медицинскую практику без унизительных и ограничительных лицензий. В ее поддержку население собрало 55 тысяч подписей. Один из членов законодательного совета напечатал и распространил воззвание с портретом Р. Кайсс, а премьер заверил, что будет принято постановление о легализации ее клиники.

«Вы можете представить, насколько была возмущена этим медицинская общественность? — писал Р. Томасе. — Ведь она была непоколебима в своей вере в эффективность современных методов лечения, обладала властью, способной уничтожить любого, кто осмелился заниматься лечением рака вопреки сложившейся практике».

Готовящийся законопроект угрожал репутации официальной медицины.

Министра здравоохранения, поддерживающего Рене, сняли с должности. Новым министром был подготовлен проект закона, предусматривавший создание комиссии из врачей и хирургов для «установления правды о нетрадиционных методах лечения рака». От Кайсс потребовали раскрыть подлинную формулу эсиака. При отказе Рене ожидал большой штраф или тюремное заключение.

«В больнице я лечу сотни больных раком, — возмутилась Рене. — Так почему я должна передавать формулу своего лекарства группе врачей, которые не имеют к нему никакого отношения. Одно то, что я получаю хоть какие-то результаты, уже заслуживает признания. Когда я добивалась успеха, думала, что врачи с радостью примут меня. Я никак не ожидала такой враждебной реакции с их стороны».

Комиссия сделала все возможное, чтобы медсестра больше «не представляла угрозы официальной медицине».

После суда Рене заявила: «Рассмотрение моей деятельности комиссией по раковым заболеваниям было самым большим фарсом в истории человечества. В медицинской практике сложилась печальная ситуация, когда врач ставит диагноз "рак" и, неуверенный в своих силах, зная, что пациенту осталось жить всего несколько месяцев, отправляет его домой».

Деловые люди из США свели Рене с доктором Чарльзом Брушем — личным врачом Президента США Джона Ф. Кеннеди. Доктор Бруш был признанным авторитетом в мировой медицине. Он увлекался альтернативным лечением. Доктор Бруш не настаивал на открытии секрета приготовления лекарства. Он создал необходимые условия для дальнейшего эксперимента с ним.

Но одному из бизнесменов, связанному с официальной медициной, удалось заполучить конверт с рецептом лекарства Рене на обоюдных с ней условиях. Однако условия были вскоре нарушены, сотрудничество с медициной у Рене так и не получалось. Фирма была не той, за кого себя выдавала. Р. Кайсс поняла, что «официальная медицина одержала победу». Бороться дальше у нее не было сил. Излечив несколько тысяч онкобольных, на 91-м году жизни Р. Кайсс умерла в декабре 1978 года из-за осложнений после операции на бедре.

Кстати, Бруш излечился эсиаком уже после смерти Р. Кайсс.

«Я и сегодня, — писал он, — рекомендую это лекарство, поскольку, благодаря эсиаку, я вылечил у себя рак нижнего отдела кишечника. Я принимал эсиак ежедневно, начиная с того дня, как мне поставили диагноз (1984). Последнее обследование показало, что я здоров».

До настоящего времени продолжается поиск истинной формулы эсиака. Думаю, что в конверте, переданном Кайсс бизнесмену, формула приготовления лекарства была раскрыта ею не до конца. И это хорошо.


Электромонтер вылечил тысячи онкобольных


В одном из небольших городов Австрии трудился электромонтер Рудольф Бройс, самостоятельно освоивший метод иридодиагностики и приемы народной медицины. Лечил он и рак. Метод лечения базировался на длительном голодании, применении комплекса овощных соков и травяных настоев.

За 40 лет целительства Бройс накопил большое количество данных об излечении рака кишечника, молочной железы, поджелудочной железы, губы, горла, печени, гортани, почки, крови, желудка головного мозга, костной саркомы.

Доктор медицины Ф. Б. из Берхтестадена посвятил методу специальную статью:
«Ни на каком другом пути нас не ждет победа над раком, пусть даже химическая промышленность и создаст сильнодействующее химическое средство, которое подавит болезнетворное начало, но при этом сделает организм еще более восприимчивым к заболеваниям. Поэтому необходимо поддерживать все попытки побороть рак не с помощью химических, а с использованием естественных средств.

Очень верно наблюдение Бройса, что улучшение не наступает, если больные подвергались до этого медицинским процедурам с использованием таких сильнодействующих противораковых средств, как эндоксан, или облучались. Это наблюдение полностью подтверждается моим опытом: биологическое лечение лишь тогда имеет успех, когда защитные силы организма не подорваны сильным химическим воздействием.

Я вижу в лечении по Бройсу один из способов излечивать больных раком, если они обладают мужеством и силами выдержать это лечение. Если сюда еще добавить крепкую веру, тогда, без сомнения, совершится чудо. Я, как медик, не только не отверг бы этот путь, но, наоборот, пошел бы по нему с большей охотой, чем по пути лечения, все еще принятому высшей медицинской школой, главными атрибутами которого уже многие десятилетия является скальпель и рентген».

Бройс выступил против лечения онкобольных химиотерапией и облучением. Был против оперативного вмешательства в опухоль.

«Если в самом начале, — писал он, — вмешиваться хирургическим путем в опухоль, пока еще маленькую и безвредную, или помять ее, то провоцируется ее бурный рост и выделение метастазов в кровь. Лучше подобный узелок или узел оставить в покое».

За нетрадиционные взгляды к проблеме рака Бройс подвергался давлению со стороны официальной медицины.

«Многие врачи не хотят слушать о лечении естественными средствами, даже не советуют пациентам проводить мое соколечение и выписывают лекарства. Если бы так называемая научная медицина и исследователи рака были со мной, а не против меня, выздоровевших было бы больше». Однако популярность Бройса росла быстро. Одна из швейцарских фирм организовала производство овощных соков по Бройсу. Его методом тысячи больных лечили рак и другие тяжелые заболевания. Многие врачи, опробовав лечение по Бройсу, встали на его защиту.

Бройс излечил тысячи онкобольных. О дальнейшей его судьбе мне не известно. Знаю лишь, что в начале 90-х годов ему было 87 лет и он продолжал успешно трудиться.


Врач лечил рак без медикаментов


Больной Л. Брикман был болен раком желудка. Во время операции хирург увидел, что опухоль распространилась на пах и ноги. Удалять ее было поздно. Больного отправили домой умирать. Брикман знал, что местный врач Корнелиус Моэрман проводит исследования по лечению рака на голубях, и он предложил врачу испробовать его теорию на себе.

Обреченный онкоболъной после безуспешного лечения в онкоклинике готов обратиться хоть к дьяволу, если у того найдется несколько процентов вероятности излечиться. Кое-кто пытается осуждать обреченных больных, мечущихся в поисках помощи вне официальных клиник. Их пугают некомпетентностью целителей в медицине, непрофессионализмом в онкологии.

Иначе как кощунством нельзя назвать подобные действия тех, кто, расписавшись в профессиональной немощи, пытается внушить недоверие к другим специалистам.

Если онкобольной, признанный медициной безнадежным, находит целителя, верит ему, лечится под его руководством, то надо радоваться, желать больному успеха, а не отбирать последнюю надежду на избавление от рака.

И второе.

Безнадежным онкобольным, контактирующим с учеными, практиками —исследователями рака, необходимо платить гонорар за участие в экспериментах по проверке новых методик и систем лечения. Имеется достаточно примеров, когда такие больные излечиваются сами и затем передают опыт самолечения другим.

Такому опыту нет цены. Он должен обобщаться наукой, становиться достоянием общества, а не осуждаться.

Через год вышеназванный экспериментатор Брикман избавился от опухоли. Прожил он до 90 лет.

«Поскольку ему уже нечего было терять, Брикман отдал свою жизнь в руки доктора, — пишет Рут Джохемс (США). — У Брикмана было два важнейших орудия борьбы с раком, которые и вытащили его: это вера в своего врача и в то, что все получится».

Первый успех воодушевил доктора Моэрмана. Он стал развивать свою методику. Она включала подбор персональной диеты питания и прием больших доз естественных витаминов. Через некоторое время сотни историй, подобных истории с Брикманом, доказывали верность избранного метода лечения. Вырисовалась четкая система питания, список продуктов, запрещенных диетой, дозы витаминов, необходимые для взрослых и детей.

По данным Голландского института раковых исследований, из 60% онкобольных, по лечению которых не было найдено официального решения, Моэрман излечивал примерно половину.

«Но именитые медицинские и фармацевтические общества и учреждения совсем не желали слушать его, — пишет Р. Джохенс, — фактически они противились подтверждению его правоты, блокировали клинические исследования, которые могли бы доказать ее, нацепили на ученого ярлык шарлатана».

Ничего удивительного. Относительно лечения рака в официальной медицине многих стран до сих пор действует принцип: сами не можем и другим не дадим.

Появление любого метода лечения рака вне официальной системы вызывает закономерное раздражение в сфере медицины. Против «онковыскочки» объединяются даже те ученые, которые ранее соперничали между собой. «Закрыть» рот одному легко, если делать это коллективно. Последние 40-50 лет прослеживается единая (мировая) методика «разоблачения» тех, кто пытался внести что-то свое в систему лечения рака, —их незамедлительно объявляют шарлатанами на официальном уровне.

Правда, не всем и не всегда это удается. Целители научились профессионально защищать свои интересы.

Против доктора Моэрмана, помимо обвинения в шарлатанстве, были выдвинуты аргументы, которыми в официальной медицине многих стран давно пользуются против онконоваторов:
• факты излечения рака не достоверны;
• нет доказательств, был ли вообще рак у его пациентов;
• возможно, больным был поставлен ошибочный диагноз.

Вокруг ученого сложилась ужасающая атмосфера неприятия. Теорию новатора не хотели воспринимать университетские клиники, исследовательские центры, фармацевтические и хирургические компании, управляемые бизнесменами, финансировавшими представителей официальной медицины.

Но общественность была уже информирована о конкретных фактах излечения К. Моэрманом больных раком желудка, молочной железы, саркомы кишечника. Среди них были и те, кто ранее прошли через все этапы официального лечения и были признаны неизлечимыми. Сторону доктора заняли многие врачи и ученые. Среди них были звезды мировой науки, такие, как дважды лауреат Нобелевской премии, химик Линус Паулинг (США). Это воодушевило Моэрмана на совершенствование метода.

В 1983 году последователями Моэрмана была создана негосударственная исследовательская организация по углубленному изучению метода. В 1987 году министерство здравоохранения Голландии признало теорию Моэрмана.

Врач отверг официальный метод лечения рака как несостоятельный. Альтернативным методом он излечил тысячи онкобольных и оставил обществу методику избавления от рака, на защиту которой потратил 50 лет.

Умер К. Моэрман летом 1988 года в возрасте 95 лет.

Наивно думать, что современная онкология надежно охраняется от шарлатанов. Она закрыта для всех, кто смеет доказывать, что рак лечится без применения химиотерапии и облучения. Судьба профессионального врача из демократической Голландии подтверждает это.

 

Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека